• Навигаторы InReach
  • Реклама на нашем сайте
  • Все лебедки на Ex-Road.ru
  • Реклама на нашем сайте

Автоэкстремалы вернулись с Чукотки в Новосибирск без машины

Опубликовано в Новости путешествий   1006

Всего 200 километров по прямой оставалось до заветной цели — поселка Уэлен, куда гражданская техника никогда не ходила. Но из-за сложности ремонта при поломке трансмиссии эстонского экипажа пришлось свернуть автоэкспедицию «Курс на Арктику ”Берингия”». Свои автомобили новосибирцы и эстонцы оставили у друзей в Анадыре.

 Курс на Арктику ”Берингия

Экспедиция продолжается

Стартовала экспедиция 15 января этого года из Новосибирска. В ней приняли участие три экипажа из Новосибирска, Москвы и Таллина. Новосибирская команда, в которую вошли Станислав Ершов, Юлия Задорожная, Алексей Тузов, уже успела «съездиться» прошлой зимой в экспедиции на остров Диксон. Московским экипажем управляли Денис Забелин и Мария Важина. А Эстонию представляли Райт Пайметс и Райво Малтер.

Участники экспедиции преодолели около 12 тысяч километров. Самая экстремальная температура воздуха составляла 57 градусов мороза — на Колыме.

Курс на Арктику ”Берингия

«Экспедиция завершится только тогда, когда участники доберутся до дома. Поскольку московский экипаж возвращается своим ходом и они еще не дома, она продолжается», — пояснила Юлия Задорожная, технический руководитель экспедиции.

Автомобили новосибирского и эстонского экипажей находятся сейчас в Анадыре у приобретенных во время путешествия друзей. Как вариант новосибирцы рассматривают удаленный ремонт автомобиля, а следующей зимой хотят приехать в Анадырь и повторить попытку доехать до поселка Уэлен.

Курс на Арктику ”Берингия

Как же они там живут — на Чукотке?

Как отмечает руководитель экспедиции Станислав Ершов, основная проблема на Чукотке — это погода. Она хаотична, метель может мести три недели подряд. И жизнь замирает. Порой видимость может снизиться настолько, что трое суток всякое движение парализовано.

«Жители Чукотки занимаются тем же, чем и мы: живут, работают, любят, рожают детей, — рассказывает Юлия Задорожная. — Есть, конечно, климатические и ценовые особенности. Например, десяток яиц стоит 180 рублей (при том, что у них своя птицефабрика, яйца не привозные). Мужская стрижка — 700 рублей. Тот, кто приезжает в Анадырь на заработки, все заработанные деньги тратит там же — на продукты. Медведей там запрещено убивать. Они достаточно много плодятся и чувствуют себя хозяевами — стали меньше бояться людей. Очень много случаев, когда медведи задирали людей. Нам рассказывали, как женщина чудом смогла убежать от медведя, который хотел напасть на нее в поселке Нутэпельмен. Сейчас там складывается такая ситуация, что жизнь медведя ценнее, чем жизнь человека. Люди, живущие там, почти лишены права на самооборону».

Очень хотел встретиться с белым медведем эстонец Райт Пайметс. «Не знаю, привязывали ли они рыбу ночью к нашей машине, но шутили, что привязывали. Мы не видели. А если серьезно, то для защиты от медведей у нас были шумовые гранаты. Слава богу, не пригодились», — вспоминают новосибирцы.

Курс на Арктику ”Берингия

Лишь бы при -57 ничего не сломалось

«Дороги были — примерно до Красноярска, — говорит Стас. — Хочется сказать отдельное спасибо строителям федеральных зимников ”Арктика” и ”Колыма”. Это восхитительный постоянный рельеф местности с огромными кочкарниками. А также оторванные амортизаторы и разломанные полуоси — и все эти прелести на автодороге, по которой проходит оживленная доставка грузов на Чукотку. Сложилось впечатление, что абсолютно никто не следит за качеством строительства дорог. Мы ехали и молились, чтобы в -57 у нас не оторвалась какая-нибудь запчасть на автомобиле. Со скоростью 5–10 км/ч пилить 800 километров — то еще удовольствие. Зато на других трассах: Амгуэмской, Уильтинской, на Эгвекинот — подрядчики регулярно борются со стихией. Если в Новосибирске коммунальщики говорят, что они не могут очистить улицу Бориса Богаткова, потому что замело, то их надо вывезти на недельку на Чукотку, где сугробы вырастают высотой с трактор К-701. Посмотрел бы я на них. В районе поселка Шмидта тоже борются за хорошую дорогу, а не выкачивают деньги из бюджета. Там памятники людям надо ставить!».

На севере Чукотки автомобильных дорог нет в принципе. Грузоперевозки осуществляются воздушным и морским путем. По тундре передвигаться возможно лишь на вездеходах и снегоходах, но никак не на автомобилях.

«На некоторых участках, на дороге между сопками, была очень мощная аэродинамика. Ветер там не щадит ничего. Рядом со стелой «Полярный круг», когда выходили из машины, мне приходилось держаться за дорожный знак, чтобы не сдуло», — делится Юлия.

«Есть такой вид передвижения — лопата-трофи. Это когда ты прокапываешь лопатами путь для машины, — поясняет Стас. — Но когда под тобой глубина снега достигает 5–10 метров, например на козырьках и в каньонах, здесь к весне разве что выкопаешь себе путь. Мы в таких случаях разворачивались и искали другой маршрут. Был участок — обход мыса Онман — так там разворачиваться приходилось раза четыре, все никак не находили доступный путь».

Курс на Арктику ”Берингия

«Нас трясло, скорость 8 км/ч, но мы ехали!»

Больше всего сил и времени отнял у экспедиции участок от поселка Ванкарем до поселка Нутэпельмен. Это тундра, где местные жители иногда ездят на снегоходах. Но что такое вес снегохода по сравнению с трехтонной машиной?

"Хотели залезть на сопку, но там нас развернул обратно крупный курумник (нагромождение обломков скал), — описывает Стас. — Вышли к океану, где нужно было обойти отвесный и высокий мыс. Обходили его по морю. Много копали, моральный дух команды падал. От места ночевки сходили в пешую разведку и сделали вывод, что торосы подходят к самому мысу. Они очень большие и забиты снегом. До нас на снегоходах доехали друзья из Нутэпельмена. Устали ждать нашего прибытия, поехали на поиски. Они предупредили нас, что за мысом начинаются еще более глубокие трещины, иногда лед основательно отрывается от берега. Эта информация развернула нас обратно. Сделали попытку по тундре пройти, не вышло. Снег был как песок, наши колеса не приспособлены к нему. Вернулись глубоко на материк к поселку Ванкарем. Все уже думали, что мы отправились домой. Но нет!».

Наудачу автоэкстремалы решили попробовать осуществить свой самый последний в списке план — пройти к Нутэпельмену через цепь лагун на материке. Ехали двумя машинами. Московский экипаж остался на мысе Шмидта, поскольку у них лопнуло очередное колесо.

«Там постоянно дует ветер, который формирует снежные заструги. На них нас ужасно трясло, — говорит Юлия. — И вот проходим первую лагуну, заходим во вторую… Ну, думаем, сейчас уже начнется непроходимый снег, и мы развернемся. Но нет — мы едем! Не быстро — 8 км/ч, но мы едем! Когда скорость доходила до 12 км/ч, это был настоящий праздник!».

«Наступил момент, когда пропала видимость. Ты не знаешь, куда ехать и что тебя дальше ждет: то ли сопка, то ли трещина, то ли открытая вода — лучше остановиться и переждать непогоду, — продолжил Стас. — Тем более запас продуктов и топлива позволял это сделать. Утром к нам подъехала команда на снегоходе из Нутэпельмена. Они устроили нам снегоходное сопровождение в условиях отсутствия видимости. Мы, доверяя проводнику, позволили себе развить скорость побольше — до 18 км/ч. Снегоходчики выехали на наледь, а это наст и полметра снежного песка, ниже которого 50 см соленой воды, а под ней — коренной лед. И в этот «сэндвич» мы на полной скорости въехали двумя машинами с эстонцами. И застряли там на три дня.

Чтобы вытащить нас, местные жители завели трактор, которым год не пользовались. По пути к нам застревал не раз и трактор — в той же наледи. За счет большого веса он проваливался до коренного льда, и таким образом ему удалось проторить разгонную дорожку, чтобы выбраться. То же самое трактор проделал и для нас — проторил выезд из наледи. Мы поехали дальше. По пути трактор застревал еще раз, разувшись на правую гуску. Самое печальное в этой истории, что Райт, когда буксовал в наледи, порвал редуктор, кардан и шарнир полуоси. Редуктор нам доставить не смогли, поскольку вертолета не было по причине нелетной погоды. Дальше движение к поселку Уэлен мы продолжать не могли».

Курс на Арктику ”Берингия

Детская горка из сломанного Land Cruiser

«Когда мы стояли в Нутэпельмене, обсуждали вопрос с вездеходом, чтобы эвакуироваться до Эгвекинота, — рассказывает Юлия. — Райт отказывался от вездехода, поскольку это дорогое удовольствие. Машина его стояла возле детского садика. Оттуда вышла воспитательница с девочкой. Девочка и говорит: ”Тетя Наташа, а правда, что эта машина у нас останется, а я в нее летом играть буду?”. И после этого Райт сразу согласился на вездеход. Потом мы шутили всю дорогу, что можно было оставить машину там, она служила бы детской горкой. Мы вызвали до Нутэпельмена вездеход, который и вытащил наш экипаж на Амгуэмскую трассу. Только это не трасса в классическом ее понимании, а хороший, чищеный зимник. К вездеходу периодически подвешивались и мы. Резко потеплело до -5. А уже -15 — ключевая температура, при которой автомобиль не может ехать на Чукотке. Что ты ни делай, машина тонет в снегу».

Участники экспедиции прилагали максимум усилий, чтобы экономить аккумулятор. На ночь его глушили. Машины отапливались салонными фенами, работающими на дизельном топливе. Когда приходилось пережидать непогоду, участники экипажей смотрели фильмы на ноутбуке, читали книги, Юля вышивала.

7

«После поездки остались еще продукты. С питанием вообще проблем не было, — говорит Юля. — Мужчины прибавили в весе по 5 килограммов. Иногда в экспедиции даже капризничали: ”Сегодня у нас курочка бешамель” — ”Нет, я не хочу бешамель, давай погреем свинину с ананасами”».

Никто в пути не болел, несмотря на то что по всей стране ходила эпидемия гриппа. Даже если какие-то признаки и появлялись, участники их быстро купировали таблетками.

«Главное в этом путешествии — люди, общение с ними, — продолжает Юля. — Встречали нас всегда хорошо, и чем севернее населенный пункт, тем теплее был прием. Друзей на Чукотке у нас раньше было мало, теперь их гораздо больше. В любом случае поездка нам принесла удовольствие и опыт. И еще надо не забывать, что до Чукотки у нас был месяц большого путешествия-«доброски» по нашей необъятной Родине: Колыма, Якутия, Байкал, Байкало-Амурская магистраль, Чарские пески (самая северная пустыня), горячие источники… Столько впечатлений было! Маршрут был очень интересным, а Чукотка, даже в таком виде, стала прекрасным его завершением».

Курс на Арктику ”Берингия

Источник: academ.info

ПОДЕЛИТЬСЯ: