• Навигаторы InReach
  • Реклама на нашем сайте
  • Все лебедки на Ex-Road.ru
  • Реклама на нашем сайте

"SAHARA EX-ROAD challenge 2012" II часть

Опубликовано в Статьи о путешествиях   4436

С этого дня нашим главным документом стал РОАД-БУК, согласно которому мы прошли девять тысяч африканских километров.
Это мое пятое пришествие в Марокко, и каждый раз эта страна удивляет всё больше и больше. 

А куда делись десятки замызганных временем построек, в которых можно было обменять денежки на денежки? Так вот же они! Отдраенные, с электронным табло и компьютерами, с прилизанными менялами, которые к тому же дают справку о совершенной операции.
Трындец!Даааааа ужжжж!!! — прошлогодний Ахмед в халате, говоривший на пяти языках, трех диалектах, жестами и запахами, был куда колоритнее, чем этот прилизанный юноша в рубашке.

Посмотрев на фотку, сразу и не поймешь в какой стране это снято. А ведь это тоже Марокко.
Курортный городок Ифран, в котором находится очередная резиденция короля, напоминает Швейцарию или любой другой европейский горнолыжный курорт — все вылизано до основания.
Множество парков, небольших отелей, магазинчиков и лыжи на прокат. Ну что еще надо настоящему путешественнику, который фигачит на НИВЕ по Африке с утра до вечера? — конечно, лужи!
В 2009 году на подъезде к Ифрану лежал снег, а спустившись с гор, мы увидели совершенно другую картину — деревни, залитые талыми водами и проливными дождями.

Едем мимо этой марокканской роскоши и понимаю — с каждым днем мы будем опускаться все южнее, погода будет теплее, а уровень жизни ниже, и когда мы доберемся до Мавритании, станет понятно — как отлично и богато мы все живем, по сравнению с ”континентом обреченных”.  Но это чуть позже.

Марракеш

Как гласит местная поговорка: «Если вы не были в Марракеше, значит вы не были в Марокко».
Марракеш — визитная карточка всей страны, а топовым местом города является медина и площадь Джема-Эль-Фна.
Колорит восточного базара невозможно описать, его мало увидеть, его надо прочувствовать. Не утихающая практически до утра жизнь, лабиринты, скорее, не улиц, а коридоров напоминают огромный муравейник, в котором живут, работают, торгуют, гуляю, гоняют на мотиках, играют в футбол и вообще — что только не делают, при этом, не обращая никакого внимания на отсутствие такого привычного для нас обустроенного быта.

Как только вы появляетесь на центральной площади — в самом туристическом месте города — из ниоткуда возникает экскурсоводзасланный казачок, который очень любезно предложит вам свои услуги гида и бесплатно проведет через эту паутину. Но в конечном итоге путь ваш закончится в его лавке. На пятый раз путешествия мы уже научились не попадаться на эту и другие удочки.


Экипажи разбрелись по Медине, а мы, побродив немного по площади, зашли в ресторанчик, поднялись на террасу, заказали обед и стали фоткать происходящую внизу жизнь, наслаждаясь долгожданной жарой +14 С. 
Мы делали всё то же самое, что делают многочисленные туристы, оказавшись на этой площади. Но два года назад, в этом же ресторане, но этажом ниже раздался взрыв, унесший человеческие жизни. А ведь Марокко — одна из самых безопасных для туристов стран. 
Что тогда говорить о тех государствах, в которые мы едем?! 


Если ехать по старой узкой горной дороге, то путь от Марракеша до Агадира (260 км) обычно занимает часов пять-шесть.

2010 г

Теперь же всего за 70 дирхам (около 7 евро) мы промчалисьпо старой – красивее, по новой – быстрее по шикарнейшему горному автобану всего за три часа, и были этому несказанно рады.
А всего каких-то три года назад, мы плелись по старой дороге и говорили о том, что когда-нибудь...

Переночевав в Агадире, мы направились строго на юг в сторону Западной Сахары, к месту первой традиционной палаточной ночевки, что в 30 км за аэропортом городка TAN-TAN, где постоянно останавливался караван африканского марафона “DAKAR”.

2010 г

Все экипажи с нетерпением ждали день, когда можно расчехлить и поставить палатки, приготовить ужин из того, что есть, выпить на природе «морс», и все это на фоне атлантического побережья. Одним словом — сделать все то же самое, что мы делаем, когда выезжаем на шашлык на Финский залив.


И вообще — когда “заканчивается цивилизация” и начинаются “палатки”, жизнь приобретает другой оттенок, происходит некое единение.


Александр приготовил вкуснейшее тушеное мясоодной кошечкой меньше. У нашего экипажа было офигительно вкусное пюре из пакетика и банка французского мясаодной собачкой меньше.
А у латышско-российского экипажа “Яркий Лучлуч надежды в светлое будущее”, было фиг знает чтотак и есть, но мы с удовольствием съели и это.
Во всей этой картине «Охотники на привале» не хватало одного — теплоты сахарского солнца, которое ярко светило и почти не грело. 
По этому поводу хочется выругаться, но воспитание не позволяет.
Зато НЕвоспитание позволило всем трем экипажам проехать на глазах у жандармерии под знак STOP без СТОПа. За что и были тут же оштрафованы на 700 дерхам68евро. Не нарушайте ПДД КАЖДЫЙ, включая немца, который поехал, потому что поехали все.

Валера Давыдов нанес убыток нашему экипажу, за что и был наказан путем физического отстранения от руля, ужина и сна. А так как фотки у него отстойные, то и от фотоаппарата.
И вообще — перед поездкой он купил себе iPhoneда на фиг он вааще нужен!, и теперь жизнь его круто изменилась.


Эту сказочку мы слушали каждый день и искренне желали ему этот ай-фон грохнуть, потому что нами двигала простая человеческая зависть.
Вообще, у нас самый веселый экипаж, все потянут на пациентов психушки.

Перед тем как лечь спать, Валера десять раз переспросил: «А не накроет ли его палатку океанская волна, если чё?» 
На что и получил исчерпывающий ответговно не тонет, тем более в соленой воде.

В день Святого Валентина Валера и Виталий поздравили друг друга с праздником, так как спят в одной палатке, и мы поехали дальше.

Слева — Сахара, справа — океан, сверху — Солнце, отовсюду сильный прохладный ветер, небольшие очаги жизни вдоль дороги и 95-й бензин по цене 25 руб/л. Это все, что мы будем видеть в ближайшие дни до Дахлы. 

Несмотря на то, что вода была непривычно прохладной, большинство из нас окунулись в атлантическую пучину. 




Дахла — последний туристический центр в Марокко. Если вы не серфер, не кайтер и не европейский пенсионер на кемпере, делать в Дахле вам нечего.  Наша группа не подпадает ни под одно из этих определений, но мы знаем, чем заняться в городе. 
Там есть рыбный ресторан, вполне сносный отель с интернетом и русские ООНовцы, у которых иногда можно разжиться полезной информацией о тех странах, в которые мы едем.




События в Тунисе, Египте и Ливии слабым эхом доносятся до тех стран, в которые мы едем. В Мали и Буркине Фасо периодически происходят волнения, которые очень далеки по характеру проведения от митинга на Болотной площади. В Африке всё проще — десять минут митингуют, потом громят. Чтобы достичь финишной точки путешествия, нам обязательно надо проехать через эти страны. Был, конечно, еще один вариант — вообще не ехать дальше Мавритании. Решение этого вопроса мы отложили до момента пересечения границы с Мали.



Последние 360 км по марокканской земле, для меня, как последний отсчет перед совершенно другой частью автопробега. 
Цивилизация осталась за спиной, впереди только “мертвые города” да придорожный отель за 80 км до границы.
Марокканцам “отдалив результате сговора Марокко, Испании, Франции” земли Западной Сахары, при условии, что они будут осваивать эту территорию.
Не могу понять, как можно освоить тысячи квадратных километров пустыни, а главное — зачем? Но марокканцы в эти земли вкладывают деньги и строят для сбежавшего в пустыню населения Западной Сахары, маленькие населенные пункты, состоящие вот из таких глиняных домиков.



Три-четыре десятка домов, мечеть, электричество, ежедневный привоз питьевой воды и что самое главное — эти дома не продаются, а дарятся тем, кто решит вернуться на свою историческую родину. 
Но западно-сахарцы народ гордый, в этих “городах” никто не живет, но все же есть одно исключение.
Два года назад около придорожного отеля ”Бахмара”, что в 80 км от мавританской границы, были только две бензоколонки. Стоило один год не приехать в Африку, как они тут понастроили всякой всячины. Теперь это городок с придорожным автосервисом, лавками и мечетью, водопроводом, слабеньким Интернетом и суетой, похожей на жизнь.


У туристов нет альтернативы: или ты платишь почти 40 евро или спишь в поле. За эти деньги можно получить двухместный номерок с сортиром и холодным душем. Мелочь, а приятно!!! Раньше это были 3-, 4-местные номера с удобствами на этаже.

Не люблю я переход границы между Марокко и Мавританией. Это вам не погранпереходы в Торфяновке или Брусничном, здесь всё четко — если ты местный, то надо влезть без очереди — белые люди подождут. На паспортном контроле мы были пятыми, но у Ахмеданазовем его так, стоящего перед нами, времени до фига, и он любезно пропустил вперед небольшое племя туарегов, человек двадцать пять, не больше! Ну и фиг с ним, зато у нас в России есть зима, и мы при желании можем слепить снеговика.




Марокканскую границу прошли достаточно быстро, часа за два с половиной, и без проблем. Проблемы были впереди.


Марокканская граница 2008г.

Мавританская граница 2008г.

Мавританская таможня 2008г.

Хорошо помню, как испытал шок, когда впервые оказался на мавританской границе. Три сарая, в которых при свете фонарика несколько пограничников переписывают в амбарную книгу всех, кто хочет въехать и выехать. 
Но больше всего шокировало не это, а горы мусора вокруг. За пять лет здесь изменилось не очень много: появился погранично-таможенный “терминал”  и маленькое парковочное пространство между шлагбаумом таможни и шлагбаумом пограничников.
Все очень просто — ты ставишь машину между закрытыми шлагбаумами и идешь оформлять документы, а когда выходишь, выясняется что парковка платная (1 евро), альтернативы нет. Денег не жалкожаба, конечно, душила, первые полчаса, но придумано грамотно, особенно если умножить на количество машино-дней и отсутствие альтернативы.

Наши латышские друзья Янес, Илута и Угис не стали получать мавританскую и остальные визы у себя на родине. Французское посольство в Латвии, которое представляет интересы многих африканских стран с большой долей вероятности отказало бы им в этом, мотивируя сложной обстановкой в регионе. Поэтому они решили поступить так же, как делали когда-то их соотечественники — находили на границе местного, который за вознаграждение помогал решить все проблемы.
Барыга нашелся сразу, а вот “пограничников-бизнесменов” не нашлось. Ребят в Мавританию не пустили. Ситуация осложнялась тем, что в питерской НИВЕ ехал Угис, а в латышском PAJERO — Юля из Питера.


Это не первый случай, когда участников автопробега не пускают в какую-либо страну. А в 2009 году нас не пустили в Гамбию, где по плану должен был состояться финиш и обратный отлет.

Много думать вредно, поэтому решение приняли почти сразу.
Юлия отвезла ребят обратно к марокканскому посту, а сама на их машине въехала с нами в Мавританию.

Если честно — все были уверены в том, что вопрос решится прямо на посту без отягчающих обстоятельств для их кошелька, а вышло наоборот: на такси до Дахлы, на местном самолете до Касабланки, а оттудаза 500 евро за один билет. — самолетом до Бамако430 км (Мали). Других вариантов не было.

Читайте также: SAHARA EX-ROAD challenge 2012 I часть , SAHARA EX-ROAD challenge 2012 III часть  

ПОДЕЛИТЬСЯ: