• Фонарики Ex-Road
  • Реклама на нашем сайте
  • Все лебедки на Ex-Road.ru
  • Реклама на нашем сайте

Про машинки и мечты

Опубликовано в Статьи о мероприятиях   2779

Это была незапланированная поездка, время на раздумья дали до утра, но отказываться от нее было бы глупо, даже несмотря на то, что магистральные тягачи и легковушки, пусть и полноприводные, как-то не очень вписываются в концепцию нашего портала.



Но то, что это будет не просто зимний тест, а поездка, полная ностальгических воспоминаний о детских мечтах и подростковых фантазиях, я предположить не мог. А мечты эти иногда материализуются в зрелом возрасте. Начну издалека.
В шесть лет на трассе "Невское кольцо" я впервые увидел очень много спортивных "412-ых"Москвич 408, 412 и "21-ых"Волга, ГАЗ-21. На всех машинах были огромные стартовые номера и даже надписи на иностранном языке. С того момента каждая машинка в доме, начиная от немецкого погрузчика Mammut до деревянного АМО ф15, имели стартовые номера и были готовы к гонке по коридору. Не знаю, были это наклейки или малевали прямо на машинах, но мечта о том, что я "разукрашиваю" спортивные машины, материализовалась уже в том возрасте, когда мечты зовутся целями.



За десятилетия поменялось очень много, в том числе и "игрушки", но, как и прежде, на них есть стартовые номера.
В двенадцать лет моя жизнь была на перепутье: бегать после уроков по девчонкам или, взяв Zenit, мчаться на Выборгскую набережную около ЦПКиО фоткать дальнобойные Volvo, Scania, Mercedes, огроменные автобусы Neoplanи Setra, мечтая хотя бы разок прокатиться на этих чудесах дизайнерской мысли, ибо они существенно отличались внешним видом от МАЗов, КАМАЗов, Икарусов и ЛАЗов. Но так как учился я не особо напрягаясь, то времени хватало и на одноклассниц, и на машинки.
В десятом классе ровесники думали о будущем, а я о будущем по-прежнему мечтал. Мой дед — идейный коммунист со стажем, вечерами на кухне слушал "Голос Америки", а я — "Радио Швеции" на русском. Бабушка боялась, что деда раскоммуниздят и посадят, а я — заочный предатель, вырасту и сбегу в Швецию. Меня фанатично интересовала эта страна, потому что там АВВА, Secret Service, Saab, Scania и Volvo. С последним брендом меня вообще связывала какая-то невидимая нить. Пацаны в классе звали меня Volvoманом, а девчонки Volvoдуром. Тем и другим я мог запросто рассказать историю Швеции со времен динозавров, чем отличается "шведская тройка" от "шведской стенки", и о том, что первым автомобилем на земле был естественно Volvo, а уже потом появились финские сани и все остальное, просто в Даймлере об этом не знают.

И вот, тридцать с небольшим лет спустя, я выезжаю на ту самую дорогу, на которой стоял в детстве с фотиком, чтобы через сутки оказаться в той самой Швеции, о которой фанатично грезил, на презентации обновленного магистрального тягача Mercedes Actros, пусть и не шведского.



Ничуть не жалею о своих детских мечтах!
В Швеции я не впервые, но в тамошней Лапландии бывать не приходилось, и это оказалось недалеко: из Питера в Хельсинки, далее в пустом самолете Хельсинки – Стокгольм воссоединяемся с нашими соотечественниками из других городов, практически полностью заполняем русским духом турбо-винтовой самолет внутренних линий, и почти два часа фигачим строго на север, в местечко Arvidsjaur.



С высоты нашего полета, эти места казались совершенно безжизненными и дикими. Полное ощущение, что мы должны приземлиться в поле, на самом краю глобуса. Но когда вышли из самолета, зашли в здание (зданьице) местного аэропорта, стало понятно — здесь обитают не только северные олени. Достаточно посмотреть на вывески в "зале прилета", и под каждой из них представитель той самой школы драйва, который встречает своих гостей.





Грузимся в автобус и едем в небольшой заполярный городок Сорселе (Sorsele), что на берегах живописнейшей реки Виндель. Под снегом и льдом ее живописность не видна, а вот по фотке справа можно хорошо видеть всю красоту этого края.



Красными точками отмечены местоположения иглу и отеля

Так вот, пока мы едем, расскажу о точке нашего интереса.
Городок-то оказывается "проблемный". Население чуть больше двух тысяч человек. Молодежь сбегает в большие города, а стариков становится с каждым годом меньше. Руководители коммуны Сорселе, как им кажется, нашли выход: пригласить на пмж русские семьи из карельского города-побратима Апатиты.

А теперь на минуточку представьте, что из себя представляет "депрессивный" Сорселе, а это: ВЫЛИЗАННЫЕ улицы, аккуратные дворики, ухоженные дома — типичный скандинавский (европейский) городок, где принято кидать мусор в урну, а не вокруг ее. И что такое депрессивные города по-русски. Почему-то с ужасом представляю, что станет с Сорселе, если там ассимилируются наши. Уточню, эта идея шведам пришла в голову три года назад.

Если учесть, что в городке по-прежнему чисто, можно сделать вывод — наших там нет. Зато как стемнело, я увидел как из этого "многоквартирного" дома вывалилось полтора десятка чернокожих братьев. Видимо, и их тоже имели в виду, когда хотели омолодить и увеличить население Сорселе.





Вечер с Mercedes Benz начался с представления команды инструкторов и всех тех, кто нянчился с нами эти дни, после чего "отдыхающие" проследовали в иглу, построенную рядом с островком, что посередине реки, где и состоялся легкий "ледяной фуршет" — первое запланированное мероприятие.



Мой опыт "общения" с грузовиками не очень большой: пару раз в детстве ездил на ГАЗ-51 и ЗИЛ-130, все остальное знаю по картинкам. Поэтому не спрашивайте меня, чем отличается эта модель Actros от предыдущей версии. По логике вещей обновленный должен быть еще лучше. "Но куда уж там еще то", — мог бы сказать водитель КАМАЗа или МАЗа.



Пол ровный, моторного отсека в салоне нет, места столько, что можно ставить складной столик, мангал, вытягивать ноги и любоваться в окно разнообразной пейзажестностью ландшафта (простите за мой шведский), а куча всяких кнопочек на панели прибора не заставляет усомниться в том, что все они работают и несут очень важную функцию. А вот с пидальками-то "проблема", их там всего две!



Есть у меня многовековая привычка — в некоторых случаях подтормаживать левой ногой. И хоть этим приемом я не злоупотребляю, но первое, что делаю, садясь в незнакомую для меня машину, почему-то начинаю пробовать тормоз "одной левой". Но левая ступня вдруг уперлась в рулевую колонку, перекрыв доступ к педали тормоза, и в голове произошел сбой — чё за фигня! А ручник, а переключалка передач? Ужаззз! Все не на своих местах. Как же им управлять?



А управлять им ничуть не сложнее, чем комбайном НИВА или КАЛИНОЙ желтого цвета. На правом подрулевом переключателе выбираем для начала "автомат", и всё — дальше Actros думает за вас. Машина приятно заурчала дизелем и тронулась с места на шестой передаче, слегла качнувших кабиной.

С точки зрения водителя-дальнобойщика, я наверно несу пургу и говорю банальные вещи. Но это мой первый грузовой опыт, поэтому еще присутствует небольшой щенячий восторг, который, кстати, исчез достаточно быстро. В Actroc включены все "душилки водительского темперамента": система противоскольжения, система курсовой устойчивости и еще целая куча систем, которые должны облегчить жизнь водителю. Одним словом — Alles unter kontrolle.



Но скажу по секрету, как только "автомат" доходит до девятой передачи, машину легко пустить в занос. Из-за короткой базы, вращение начинается очень скоро, и, признаюсь честно, если на лекговушке мы старались не доводить до предела, а ехать в управляемом заносе, то на Actros получали от заносов и разворотов огромное удовольствие. Тем более что наш "грузовой инструктор" постоянно подбадривал в рацию: "Speed, speed".



Если с "автомата" перейти в "ручной" режим коробки, картина слегка изменится, но все равно передачи переключаются с какой-то задержкой, что, как-то малость, раздражает. Короче, рожденный фурить, дрифтить не должен. Но это смотря, кто за рулем!



Казалось бы, что может быть проще, чем дрифт на льду вокруг флага, тем более что инструктор рассказал и показал, как это делать. На легковушке у нас с этим проблем не было, а вот на Actros ни фига не вышло! Поймать тончайший момент между сносом и заносом так и не удалось, круг получался рваным. Короче, чайники мы!



Лучший отдых — это смена деятельности. Организаторы хорошо продумали нашу культурную программу: между грузовиками и легковушками они устроили легкий ланч и катание на снегоходах.



Прежде чем получить снегоходную экипировку каждый из нас подписал бумагу о том, что "находясь в здравом уме и трезвой памяти, ответственность за свое снегоходное раздолбайство, ежели что, полностью лежит на нас". После этого в обязательном порядке — тест на трезвость. В Швеции он составляет 0.0. промилле. Но этот тест прошли не все наши соотечественники, и это неудивительно: на ужине добрые немцы предлагали практически любой алкоголь, no limited, и бесплатно. Нет, на карачках никто не уползал, но на следующий день, алкотестер у некоторых зашкаливал. К нам это не относилось.



Это было действительно катание, и чего уж там — скучное! Половина нашей группы засыпало на ходу, ибо скорость не превышала 40 км/ч по накатанной дорожке. Но это если гундеть. А если расслабиться и призадуматься: мы "отошли" от грузовиков, полюбовались пейзажами, послушали тишину. Я снова на короткое время погрузился в воспоминания, и задал себе вопрос — а хотел бы я сейчас жить в Швеции, как я хотел это еще 25 лет назад, будучи там еще не побывав? Нууууу, я-то знаю ответ на этот вопрос!



Десять минут езды с одного озера на другое, естественно на Мерседесе, и мы оказываемся на другом озере. Где нет места грузовикам, где ледовая трасса имеет такую конфигурацию, чтобы при въезде на нее возникало одно единственное желание — желание гонять. И если вождение грузовиков — это презентация обновленной модели, то катание на снегоходах и легковушках, скорее, развлекательно-поучительная часть, которая, лично для меня, куда более полезно, чем первое.



Ну как тебе мерсы? — спрашивают одни. Ну как погоняли? — спрашивают другие. Нууууу, мерсы как мерсы, а вот погоняли классно, но мало. В нашем распоряжении были заднеприводные "купе" и полноприводные дизельные "седаны", все семейства "С" класса.

Прежде чем пустить нас в свободное плавание по ледяной дороге, инструктор подошел к каждому и настроил кресло так, что бы посадка была не столько удобной, сколько правильной. Подавляющее большинство наших драйверов предпочитали посадки полу-лежа, почти на вытянутых руках. Жесть!

После чего инструктор сел в нашу, обвешанную камерами машину, и показал мастер-класс. В принципе, мы все делали правильно, только не в том месте, не с той скоростью и под другим углом заноса. Но это и понятно: запомнить сразу все кольцо, а это больше двух километров, на котором нет прямых участков, крайне не просто, в голове откладывались только те виражи, на которых что-то НЕ получалось. И если инструктор Lutz Streifling проходил круг за 2 минуты 10 секунд, то наше лучшее время было 3 минуты 40 секунд, и не потому что скорость у нас была меньше, а потому что совершали ошибки. Что в общем-то не помешало мне усмирить пыл, показать неплохой результат в состязательной части тестов и получить в подарок, естественно Mercedes. Но так как настоящие, видимо, закончились, мне достался в масштабе 1:43.

РЕЗУЛЬТАТ

Говорить о том, что лучше Mercedes или "одноклассники" других производителей, я не буду, дело это беспонтовое, это вопрос религии. Но в городке у местного населения я видел только один Мерседес, и то, меня терзают смутные сомнения, прав ли я.

Местное население предпочитает, в основном "японцев" или "шведов", причем, даже не второй свежести. И подавляющее большинство машин на севере оборудованы "люстрами", причем размер "видимо" имеет значение. Единственное предположение таких "торшеров" — отпугивать местных оленей, которые совершенно спокойно расхаживают по проезжей части, ничего не боясь.



Два с половиной дня на Competition Trucks on ice, именно так официально называлось это мероприятие, пролетело очень быстро. Нет, я не стал больше любить Mercedes, я даже не знаю, любил ли я его до этого, но это неважно. Важно то, что, не смотря на отдыхательно-развлекательный тон, это мероприятие было во многом поучительным и полезным, а главное — перенесло меня в те далекие времена, когда мечтать можно было о чем угодно, совершенно не боясь того, что мечты сбываются.



Фото: Станислав Пилькевич, Сергей Белостоцкий

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: