• Фонарики Ex-Road
  • Реклама на нашем сайте
  • Все лебедки на Ex-Road.ru
  • Реклама на нашем сайте

В Канаду! Туда, где делают «технику превосходства».

Опубликовано в Статьи о мероприятиях   1852

Это история берет свое начало в сезоне 2015 года, когда оргкомитетом гонки Can-Am Trophy Russia 2015 было объявлено, что по итогам сезона авторы лучшей публикации, фотографии и видеосюжета (всего три человека) отправятся в Канаду (г. Валькур) в музей и на завод компании BRP. И первое, что я сказал себе излишне самонадеянно: «Отлично! Там я еще не был».

  

(Кликайте на картинки. Откроются три серии  видео)

Кстати, Михаил Ласточкин, который был со-ведущим во всех трех сериях, узнал от меня «новость» о том, что мы едем в Канаду, еще до того, как мы вообще начали что-то снимать. И на вопрос Михаила – «Почему ты думаешь, что поедем?» – я ответил: «Ну, пойдем в поле, чего-нибудь придумаем и снимем». Но признаюсь честно: маленький «рояль в кустах» уже был, оставалось только воплотить идеи в жизнь.

c75

И вот в феврале 2017 года мы, Дмитрий Кузьмин – автор лучшей публикации и ваш покорный я – автор лучшего видео, под присмотром менеджера по PR и рекламе Татьяны Гудковой летим в Канаду. Но, к сожалению, без победителя в номинации «за лучшую фотку» Михаила Ласточкина, который из-за проволочек с визой со стороны канадских «товарищей» и, как следствие, аврала на производстве поехать не смог.

Едем! - собираю вещи. Не едем! - разбираю вещи. А может, поедем? А может, собрать вещи? Так проходили дни в ожидании канадской визы. Нам даже пришлось на всякий случай поменять билеты на самолет, а вдруг, все-таки!.. И это «вдруг» свершилось – нам дали визы.

Но мои приключения на этом только начались: на утренний самолет до Москвы я опоздал на 5 минут. Пришлось лететь во Внуково, брать такси и, безнадежно смотря на часы, мчать в Домодедово. До аэропорта 10 км, а регистрация уж 15 минут как закрыта. 

Но, видимо, произошло какое-то чудо. Было ощущение, что все службы аэропорта ждали именно меня, чтобы выдать посадочный талон, провести без очереди на паспортный контроль и досмотр. Тётенька раз пять называла мою фамилию на весь аэропорт, приглашая срочно пройти в самолет, что дало мне право почувствовать себя «звездой», влететь в самолет метеоритом и рухнуть в кресло без сил «звездой» погасшей. Гонку со временем на сей раз выиграл я. 

c2

Перелет Питер-Москва-Цюрих-Монреаль

Надо сказать, что время от Питера до Монреаля со всеми приключениями пролетело быстрее самолета. И вот мы в Монреале.

Быть в хоккейной столице мира и не сходить на хоккей с участием «Монреаль Канадиенс» было бы неправильно. И вот из аэропорта мы едем прямо на матч. На дальних подступах к арене становится понятно, что хоккей – это их всё.

Последний раз на стадионе я смотрел хоккей лет двадцать назад, но что-то мне подсказывает, что атмосфера на наших трибунах и весь предматчевый антураж - такие же.

Кстати, хозяева в тот день проиграли со счетом 2:3 какой-то другой команде с клюшками и тоже на коньках.

Пока мы еще в Монреале, хочу сказать пару слов об увиденном. Конечно, того времени, что мы провели в столице Квебека, не хватит, чтобы окунуться в его атмосферу полностью, да и февраль, видимо, не самый лучший для этого месяц, хотя бы оттого, что погода в те дни стояла один в один как в Питере. Но общее впечатление о городе, конечно, сложилось.

Мы успели застать и мороз, и жуткий снегопад, и оттепель. И скажу прямо: судя по сосулькам, по ледяному наросту на дорогах Монреаля, по соляным отложениям на обуви, можно смело сказать – с уборкой улиц от снега там не парятся. Снег на тратуарах не убирают, а втаптывают. Дороги посыпают ровно такой же дрянью, как и в Питере, добавляя еще гранитную крошку, а для уборки улиц в деловом центре используют строительную технику.

Нет, это не бесхозный велик. Он, как и десятки таких же, приколоченных к столбам и заборам, таким образом пережидает зиму.

Прямо в центре города, напротив нашего отеля, но где-то глубоко в подземелье, живут эти кемперы. За час, что мы общались у стойки бара, глазея на происходящее за окном, мимо нас заехало на базу полтора десятка «РАМов» (Dodge RAM) и «Рапторов» (Ford Raptor) с длиннющими прицепами-транформерами. А в ворота на нашей стороне улицы ныряли местные дальнобойные фуры - c трудом представляю себе размеры подземного хранилища для них.

Но, коль я заговорил о машинах, нельзя промолчать о дорогах: они там есть, и они уж точно не лучше, чем у нас. Заплатки, жесткие стыки, откровенные ямы и колдобины – хорошо знакомый наборчик.

У бывшего мэра Питера эти кристаллические новообразования назывались по-командному жестко – сосулями, и крепились к крышам домов скрепами. Но, видимо, скрепы такие крепкие, что мэрши давно уж нет, а они по-прежнему висят, причем не только в Питере, но и в Монреале.

Примерно в 160 км от Монреаля находится городок Валькур, ничем особо не отличающийся от любого придорожного города, расположенного в стороне от главных магистралей Канады. В первый день нашего визита было запланировано посещение «Grand Prix Ski-doo De Valcourt», проходящего здесь аж с 1983 года.

Нас ждали двумя днями ранее, и дождались! Россияне здесь гости нечастые, поэтому бейджики выдали «правильные». Они позволяли забегать в ложу, прятаться от снега и пронизывающего ветра, смотреть на гонку в тепле, поедая то, что везде называется фуршетом. И этого было вполне достаточно, чтобы почувствовать себя причастным к чему-то большому и важному. В ложе - нет, не зрители, а болельщики разных возрастов, которые болеют за своих, что-то подсказывают, желают удачи, кричат и машут руками. Я обратил внимание на ухоженную бабульку, однозначно возрастом за 70, которая четко контролировала ситуацию: внимательно смотрела в буклет, что-то в нем отмечала и приветствовала каждого финишировавшего. Надо отметить, что публика в целом не скупится на приветствия. И совсем неважно, приехал ты первым или последним.

В течение трех дней на треке Circuit Yvon Duhamel с утра до вечера, что самое важное - БЕЗ ПЕРЕРЫВОВ на разную организаторскую фигню, ну типа «нам надо время, чтобы приколотить, отодрать, сосредоточиться, подумать и т.д.», проходили заезды. Пока участники наматывают круги на овале, орги занимаются подготовкой трассы для снегоходов, что внутри трека, и наоборот. Понятия «перерыв» не существует!

Но все-таки, если гонки задолбали, ничто не мешает уйти на задний дворик, откушать разного фастфуда, покататься с надувных горок, купить сувенир или шмоточку, пройти короткий инструктаж и поиграть в экскаваторщика или сходить в сервис-парк.

Такого количества длиииииинных пикапов в одном месте и в одно время я еще не видел. А в остальном бивак как бивак – привычная суета и атмосфера. Ну разве что – пока механики возятся с техникой, пилоты стоят у забора и наблюдают за гонкой.

Вот так, по гоночному, в атмосфере скорости, драйва и накатившего к вечеру жуткого снегопада прошел этот день.

Мы вернулись в наш мотель. Было ощущение, что именно здесь выпали все запасы мирового снега этой зимы. А ведь завтра утром нам опять возвращать по этой же дороге в Валькур.

Я нарушу хронологию событий этого дня и начну не с музея «Бомбардье», а с посещения завода BRP, потому как показывать-то особо и нечего, кроме этих фоток. Съемка на заводе строго запрещена. Нас попросили не брать в цех даже смартфоны.

Я понимаю, если бы это был корпус инновационного центра или еще что-то секретное. Но это простые цеха, где зимой на стапелях собирают гидроциклы Sea-doo и трехколесники Spyder, а летом - снегоходы. На заводе работает чуть более 2500 человек. 60% - работники из самого Валькура и 40% - из ближайших окрестностей. В русском языке такие предприятия называются «деревнЯобразующими».

Рабочий день начинается в 07:00, а уже в 15:00 все рабочие разбегаются по своим деревням и хуторам. В цехах - идеальная чистота, порядок и никакой суеты. Только электрокары постоянно мелькают туда-сюда, подвозя комплектующие для Спайдеров. Все инструменты, которыми пользуются рабочие, подвешены над линией сборки, поэтому вопрос «Кто взял мой ключ на 46?» отпадает сам собой.

Фото: snowgoercanada.com

На мой вопрос – «А почему они не в фирменной одежде?» Колетт, наш экскурсовод, ответила, что «строгий дрес-код - только в корпусе управления. В сборочном цехе все демократичнее». Роботы сваривают железо, в печах обжигается какая-то фигня, на стенде ОТК проверяют готовую продукцию, на стапелях идет сборка. Вот, собственно, и все «секреты».

Фото: snowgoercanada.

Сам по себе процесс сборки Спайдера в щенячий восторг меня не привел: ничего необычного. Но то, что не дали снимать, конечно, жалко. Глаз постоянно выстраивал какие-то ракурсы и натюрморты из комплектующих. Виделось много необычных сцен. Видос мог бы быть интересным. Но - нет так нет!

Готовая продукция упаковывается в ящики прямо в сборочном цехе и перевозится на площадку через дорогу от завода, откуда и «разлетается» во все уголки мира. Вот, собственно все, что можно сказать про наш долгожданный визит на завод. А теперь идем в музей!

Десятки и сотни тысяч любителей и владельцев техники BRP круглогодично эксплуатируют квадрики, водники и снежники, даже не догадываясь о том, с чего все началось.

А в этот день на вешалке в гардеробе музея висело всего три куртки. Музей «Bombardier» был закрыт, но, по предварительной договоренности, ровно в 9 ч. утра нас встретила Colette Fugere (Колетт), которая и провела для нас очень интересную экскурсию. Хохотушка Колетт достала из кармана шпаргалку, на которой было написано: «Здравствуйте! Добро пожаловать». Так и произошло наше знакомство.

Мы оказываемся в небольшой деревянной мастерской, построенной в 1926 г., в которой Арман Бомбардье, не подозревая ни о чем, зародил целую эпоху. Эпоху «техники превосходства».

В мастерской, помимо пяти небольших станков того времени, стоит один из первых созданных Арманом снегоходов, который по размерам и формам больше похож на автомобиль. Но случилось это в далеком 1936 г. А начиналось все так: в мастерской погас свет, и безликая деревянная стена залилась светом от проектора.

Чтобы у вас было более яркое представление об истории, публикую отрывки вот из этой книги, в которой описан непростой путь Жозефа-Армана Бомбардье к своей цели.

с52

Мы покинули историческое здание – мастерскую, в которой зарождалось сегодняшнее Настоящее, и перешли в современное здание музея. Я бы его назвал мультимедийным комплексом. Мы сразу оказываемся в полумраке большого зала. В течение 15 минут перед глазами пролетели все основные вехи развития и направления деятельности компании «Бомбардье».

Современный музей – это 9 больших интерактивных залов, в каждом из которых обязательно что-то вертится и крутится.

Самой интересной оказалась экспозиция, в которой рассказывается о пути развития снегохода.

Наш экскурсовод Колетт в промежутках между рассказами постоянно вставляла фразу - «Kuzmin, do not touch», называя Дмитрия по фамилии. Но Kuzmin, каждый раз извиняясь, продолжал испытывать тётенькино терпение. В конце концов Дмитрий сел за штурвал самолетного тренажера и вволю натрогался, надергался и накрутился всяких ручек, кнопок и рычажков. Скажу честно, не хотел бы я оказаться в том лайнере.

Трамваи, тележки с моторами для вагонов метро, высокоскоростные поезда и самолеты – это всё то, а может, и не всё, что производит Bombardier, помимо квадриков, спайдеров, снежников и водников.

Так выглядел в 2002 макет прототипа будущего Спайдера.

А в этом зале, сидя на табуреточке и тыркая на кнопочки в планшете, можно создать «Бомбардье» своей мечты.

В дни, когда музей открыт для посетителей, любой желающий может прийти и нанести любимое изображение на футболку или распечатать на 3D-принтере только ему понятную деталь.

Не совсем понятно, почему эти раритетные экспонаты стоят кучно на стеллажах, за стеклом, и доступа к ним нет. В то время, как макеты и детали различной современной техники, взятые прямо с заводов, занимают чуть ли не бОльшую часть музея.

Но факт остается фактом - музей современный, интерактивный, сделанный не только с любовью, но и с уважением к семье Бомбардье, к истории завода, ко всем ныне живущем в городе Валькур, 60% населения которого, уже не в первом поколении, трудится на благо себя и страны.

Вот такой краткосрочной, но очень насыщенной и познавательной была наша поездка в Канаду, в городок Валькур, на завод, где уже много лет производят «технику превосходства».

Спасибо компании «FORMULA 7» и всем, кто был причастен к этой поездке. Тане Гудковой - за то, что нянчилась с нами, а Дмитрию «Kuzmin, do not touch» спасибо за компанию. 

Фото, текст: С.Белостоцкий

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Еще новости и статьи про Соболь 4x4

Еще новости и статьи про УАЗ Патриот

rally_3-min

Свидетельство о регистрации №ФС77-62527. Выдано Роскомнадзором 27 июля 2015 года. 
При использовании материалов указание источника портал Ex-Roadmedia и гиперссылка на http://ex-roadmedia.ru обязательны!
Медиа сайт компании Ex-Road.ru © 2012–

 18+