• Лебедки Superwinch
  • Реклама на нашем сайте
  • Подвеска Pedders
  • Реклама на нашем сайте

Элизабет ЖАСИНТУ: Превзойти себя

Опубликовано в Доска почета   4516

Вы не знаете, кто такая Элизабет Жасинту? А ведь в Португалии она известна, пожалуй, не менее, чем футболист Криштиану Роналду. С её зелеными глазами и пышной шевелюрой, Элизабет проще представить на подиуме показа мод, нежели в кабине грузовика. Впрочем, как считает она сама, выступать на четырех колесах во внедорожных ралли «просто роскошь по сравнению с мотогонкой».

Элизабет знает, что говорит, ведь, начиная с 1993 года, она участвовала на мотоцикле во многих внедорожных ралли и в частности в четырех «Дакарах», выиграв в 2000 году женский зачет. Потом сменила амплуа, пересев на грузовик. В 2012 году бывшая преподавательница географии отметила 10-летие своих выступлений в «тяжелом весе».

Да, она была первой и остается единственной на сегодняшний день португалкой, и одной из немногих в мире женщин, отважившихся выступить на январском марафоне за рулем четырехколесного монстра. Кстати, до сегодняшнего дня кроме неё еще ни один представитель Португалии не выступал за рулем гоночного грузовика ни дома, ни на международной арене. Мы познакомились 14 лет назад, когда Элизабет только начинала свою международную программу и вышла на маршрут «Мастер-ралли» Москва – Стамбул. Затем регулярно встречались на различных внедорожных соревнованиях. Поводом для этого интервью стала еще одна победа на ралли Марокко, которое она уже выигрывала в 2010 году.

Элизабет, каким образом явилась идея участвовать во внедорожных ралли?

Однажды мы с мужем листали в лиссабонском газетном киоске какой-то мотожурнал и вдруг подумали: «А почему бы не научиться ездить на мотоцикле? Сказано – сделано!» Сдали на права и купили Cagiva Elefantre 125. Таким образом, кроме автомобиля у нас появился мотоцикл. Поскольку Жорже приходилось ездить на службу в костюме и галстуке, он пользовался машиной, а мне, понятное дело, достался мотоцикл. Потом мы записались во внедорожный клуб, начали получать приглашения и информацию о соревнованиях. И решили попробовать.

И сразу же всё получилось?

Конечно же, нет. Я еще не умела управлять мотоциклом на бездорожье и на первом соревновании продержалась всего 80 километров из 200. Несколько раз падала, потёк радиатор. И Жорже, у которого в то время была Honda Dominator финишировал в одиночестве. Мы пришли к выводу, что наши мотоциклы не годятся для езды по бездорожью. Целый год экономили и купили два одинаковых Kawasali KDX.

После этого ты стала участвовать во внедорожном чемпионате?

Сначала были просто «покатушки» по выходным. Вместе с друзьями уезжали на природу. Потом меня стали подбивать выступить в гонках. Я долго не решалась. Думала, не получится, так как не была готова ни физически, ни технически. Но друзья настаивали, и, в конце концов, я рискнула. На маршруте гонки было несколько бродов. В одном из них уже недалеко от финиша я упала и не сразу смогла поднять мотоцикл. Двигатель залило водой, и он не завелся. На старте думала, что не проеду и сотни километров, а преодолела почти 270. Я была счастлива, ощущала настоящее чувство победы. С этого момента и родилась страсть к внедорожным гонкам.

И после этого вышла на международную арену?

Мое первое выступление было в 1992 году. Несколько лет я участвовала в национальном внедорожном чемпионате и с 1993 по 1998 год побеждала в женском зачете. Однажды решила поехать на соревнование в Испанию. Помню, даже заснуть не могла, думая о 650-километровой дистанции бахи Арагон. Боялась, что не выдержу. Последние двести километров были настоящим мучением. Воздуха не хватало, тело разламывалось от боли, сердце колотилось. Доехав до сервисной зоны, сказала мужу: «Жорже, я больше не могу!» Он ответил: «Сможешь. Ты отлично едешь!» Я сжала зубы и финишировала.

Никогда не думала бросить всё это?

Конечно, думала. Почти после каждой гонки я говорила себе, что это в последний раз. Помню, сказала мужу после первого участия в испанской бахе в 1994 году: «Если я когда-нибудь попрошу тебя о помощи, чтобы снова участвовать в этой гонке, ни за что не соглашайся. Но после того как пришла в себя и узнала, что многие мужчины, которых я считала куда более опытными гонщиками, показали худший чем у меня результат, я сказала: «Не принимай всерьёз то, что я тебе только что сказала! Если представится возможность выступить снова, помоги».

То есть помощь мужа для тебя очень важна?

Конечно! Если бы не он… Кстати, в первых двух гонках мы участвовали вместе, но потом стало ясно, что совместную программу мы финансово не осилим. И Жорже отказался от дальнейших выступлений. И стал делать огромную работу, выполняя функции руководителя команды, механика, ассистента, советника, массажиста, менеджера по связям с общественностью. В общем, делает всё то, что не делаю я.

А как появилась идея выступить на «Дакаре»?

Помню в один прекрасный день подумала, что с мотоциклом надо завязывать. И стало как-то обидно, что я еще не участвовала в африканских гонках. Ведь я же, в конце концов, учительница географии. Рассказывала ученикам, как образуются барханы, а сама их никогда даже не видела… Посмотрев телевизионный репортаж о «Дакаре», подумала, что смогу проехать все эти километры по песку. Я была абсолютно уверена, что меня ничто не остановит. Но надо было приобрести опыт. И я решила начать с ралли в Тунисе и Марокко. Для участия в тунисском ралли на Suzuki DR 350 взяла у подруги денег взаймы, а в Марокко не поехала. А вот чтобы собрать средства для участия в «Дакаре», пришлось брать кредит в банке. Потом четыре года выплачивала.

А имели ли смысл такие жертвы?

Конечно! Но тот «Дакар» был очень проблематичен. Всё, что не удалось сделать во время подготовки, обернулось проблемами. Ежедневно по телевизору объявляли о моем сходе. Но я снова выходила на маршрут и держалась до тех пор, пока на седьмом этапе в Мавритании не подвела электрика моего Suzuki DR 650: исправить поломку я не смогла. Это был очень тяжелый момент. Один из самых тяжелых, которые мне выпадали. Тогда я была уверена, что больше никогда не смогу выступать на мотоцикле, что необходимо рассчитаться с долгами, что моя мечта о финише на Розовом озере никогда не осуществится и больше никто никогда и ни за что не поверит в меня. Хотя из 115 стартовавших мотогонщиков всю дистанцию прошли только 41. Впрочем, неудачу удалось компенсировать на ралли Atlas Savane в Марокко, Optic-2000 в Тунисе, где я выиграла в категории мотоциклов с двигателем до 250 см3. На ралли Desert Challenge в Арабских Эмиратах, готовясь к «Дакару», я уже обкатывала KTM Rallye.

Это тогда президент Португальской республики наградил тебя орденом «За заслуги»?

Нет, офицером ордена я стала в 1999 году. А на старт «Дакара» вышла, уже имея спонсора Trifene 200, и очень хорошо подготовившись. Тогда я уже не участвовала в национальном чемпионате и поменяла мотоцикл. На европейских бахах выступала на двухтактном KTM EXC 300, а в Африке на четырехтактном KTM Rallye. Все шло очень хорошо до тех пор пока на пятом этапе, и снова в Мавритании, из-за очень вязкого песка не отказал двигатель КТМ. Опять пришлось раньше времени возвращаться домой. Но из-за проблем с техникой, а не со мной. Я не потеряла уверенности в своих силах и в том, что я сумею пройти весь марафонский маршрут. Тем более что в том же году мне удалось пройти восемь тысяч километров очень сложного внедорожного марафона «МАСТЕР-ралли» от Москвы до Стамбула. Это было удивительное приключение, во время которого я открыла для себя «терра инкогнита»: Туркмению, Азербайджан, Грузию.

Помню, как на этапе Баку – Тбилиси ты 190 километров тащила на буксире по дорожной связке своего соотечественника Карлуша Ала Кастела, повредившего мотоцикл на трассе. Словом после этого ты предприняла новую попытку покорить «Дакар»…

В 1999 году я поняла, что в этой гонке не бывает героев одиночек: гонщики группируются по несколько человек, чтобы помогать друг другу. И я решила выступить на маршруте Дакар – Каир (это был 22-й «Дакар») с моим земляком Марио Брашем. На этот раз все прошло замечательно. Я лишь немного потеряла время, помогая Марио, у которого кончилось топливо. Удалось не только пройти весь маршрут, но и победить в женском зачете. Мечта осуществилась.

Но ты этим не удовлетворилась и решила вернуться в 2001 году.

Дело в том, что «Дакар-2000» из-за террористических угроз получился «урезанным». И мне, несмотря на успешное выступление, нет-нет да напоминали: «Тебе просто повезло, ведь этот «Дакар» был такой короткий». Меня это бесило, хотя виду я не показывала. А потом и сама засомневалась. Но когда Жорже предложил мне поставить точку в спортивной карьере, я топнула ногой и сказала: «Нет, хочу пройти весь «Дакар» полностью!». И мы начали подготовку к ещё одной попытке. Я объединилась с Педру Машадо, и мы заявили общий автомобиль техпомощи. Мы взяли двух отличных механиков: Руй Порело ехал на автомобиле, а Жоао Сантуш должен был прилететь на самолете на три бивуака. Я была отлично подготовлена и чувствовала себя сильной как никогда…

Но на маршруте протяженностью 10 518 километров не могло обойтись без проблем?

Тут не хватило везения. Мой автомобиль технического сопровождения подорвался на мине на границе Марокко и Мавритании. Я осталась одна, без механика, без запасных частей, лишь с тем, что было со мной. Почти не сомневалась, что придется сойти с дистанции. Но всем чертям назло приняла решение: «Остановлюсь только тогда, когда упаду и больше не смогу подняться».
На том «Дакаре» я сделала открытие – предел наших возможностей определяем только мы сами. Я падала сотни раз и столько же вставала, и так до самого финиша. Это был до последнего выстраданный «Дакар» Мало того, что очень тяжелый маршрут, так еще все приходилось делать самой: ставить палатку, обслуживать мотоцикл, готовить роуд-бук на следующий этап. На отдых и сон времени почти не оставалось. С каждым днем накапливалась нечеловеческая усталость. Гонку я закончила в синяках, ссадинах, с несколькими переломами. И вместо ожидаемой радости ощутила глубокую грусть.

Поэтому и решила отказаться от выступлений на мотоцикле?

Меня остановило гнетущее ощущение безысходности. Недостаточно было просто проехать еще один «Дакар», нужно было показывать результаты. А у меня не было возможностей совершенствоваться, не удавалось найти денег, чтобы продолжать участвовать в соревнованиях. И я сказала: «Хватит. Надо пробовать что-то другое». Но всё же завершила сезон… Тунис, Испания, «МАСТЕР-ралли», Desert Challenge. В том же году осваивала внедорожник, участвуя в Кубке Jimny. В 2002 году, продолжая участвовать в Кубке Jimny, после бахи Portalegre получила приглашение от команды Tibau выступить на «Дакаре» в грузовом зачете.

То есть совсем отказаться от гонок ты уже не могла?

Многому научившись за прошедшие годы, я чувствовала, что могу добиться большего. Проехать «Дакар» на мотоцикле было самым сложным из того, что я сделала в жизни. После этого появился кураж, и казалось, я могу всё что угодно. Так почему бы не выступить на грузовике?

Получить права на управление грузовиком в октябре, а в январе выйти на старт» Дакара». Это, прости, сродни безумию.

Не безумию, а легкому помешательству. Я должна была быть уверена, что смогу управлять грузовиком на самой сложной в мире гонке. Понимала, что для первого раза это будет сложно, практически невозможно, чтобы всё прошло безупречно. Поэтому мой дебют был малозатратным. Я отправилась на ралли на старом грузовике, доверху загруженном запчастями, одновременно выступавшем в амплуа быстрой технички для других команд. Но тогда я очень многому научилась и уже ясно представляла, что меня ждет. Потому и готовиться стала соответствующим образом.

На первом латиноамериканском «Дакаре» твой MAN M2000 сгорел на пятом этапе, но ты не опустила руки и решила продолжать.

Тогда я познакомилась с командой «КАМАЗ-мастер», собственно ты же нас и знакомил, и Семен Якубов пригласил меня выступить в её составе на ралли «Шелковый путь». Увы, я была вынуждена отказаться, так как это было несовместимо с моим проектом MAN TSG. Но это была большая честь. Кстати после того «Дакара» я решила вернуться в Африку и с тех пор участвую в марафоне Arica Race. Дело в том, что после отмены «Дакара» в 2008 году он сильно изменился. На протяжении долгих лет это была гонка искателей приключений, людей бесстрашных, многократно рисковавших своей жизнью. Ведь изначально не было никаких GPS, спутниковых телефонов, Iritrack. Были карты и компасы, как сейчас на женском ралли Aicha des Gazelles, и чтобы сориентироваться приходилось останавливаться. В то время каждый испытывал свои физические и интеллектуальные возможности. И измученные, покрытые пылью физиономии любителей, которые мы видели по телевизору, сменили улыбающиеся лица профессиональных гонщиков, в выстиранных и отутюженных комбинезонах. Философия «Дакара» изменилась.

Кстати, о первых годах «Дакара» ты ведь выпустила книжку?

После десяти лет участия в ралли-рейдах в сотрудничестве с художником Луишем Пинто-Коэлью мы сделали комикс под названием «Португальцы на Дакаре», который с юмором рассказывает о приключениях первых португальских мотогонщиков на этом марафоне, начиная с 1991 года. Таких как Пауло Маркеш, Бернардо Вилар, Жозе Мегр. Начиная с 1998 года, появились новые имена – Карлос Ала, Мигель Фарражота, Марио Браш, Педро Машаду, поэтому пришлось сделать продолжение и выпустить второй том. Я постаралась отразить там то, что чаще всего остается за рамками журналистских репортажей, передать сложную гамму чувств тех, кто отважился испытать себя в этом самом трудном ралли. На реальных фактах основывается и книга для юношеской аудитории, которую я выпустила в 2010 году – «Ирина на «МАСТЕР-ралли».



Ты упомянула женское ралли Aicha des Gazelles, в котором участвовала несколько раз. Обычные «покатушки» по сравнению с «Дакаром»?

Я бы так не сказала. Формулу этого внедорожного рейда на полноприводных автомобилях по пустыне придумала француженка Доминик Серра в 1990 году, чтобы сделать доступным для женщин этот сугубо мужской вид спорта. По сути это ориентирование на бездорожье Сахары, причем ориентирование по старинке при помощи топографических карт и компаса. Никаких GPS, даже мобильные телефоны участницы сдают перед стартом. Маршрут разбит на несколько этапов. В 2003 году, когда я впервые участвовала в этом соревновании их было девять и на каждом от 4 до 5 контрольных пунктов. Всего мы тогда проехали 2500 километров.

Принцип такой же, как и на любом другом ралли, с той лишь разницей, что здесь счет идет на километры, а не на минуты и секунды. То есть в классификации учитывается не скорость прохождения маршрута, а минимальный километраж. Каждый дополнительный километр сверх идеального маршрута, соединяющего по прямой через контрольные пункты старт и финиш, наказывается штрафными очками. Я пять раз участвовала в этом ралли, сначала на Renault Cangoo (в категории SUV), потом на моём грузовике MAN M2000 в 2008 году и дважды на пикапе Amarock. Так вот лучший результат – второе место в общем зачете удалось показать только на грузовике. Так что конкуренция там очень серьезная.

А чем тебе нравится марафон Africa Race?

Риск всегда был составляющей успеха «Дакара», с того самого момента, когда его придумал Тьери Сабин. В поисках надежности организаторы этого марафона перенесли его в Южную Америку, они увезли бренд, но не дух «Дакара». А мне нравится приключение, да и где ещё можно по-настоящему испытать себя? Конечно в пустыне. Наверное, поэтому мне больше подходит марафонский маршрут Africa Race. Думаю, что это ралли ближе по духу к истокам «Дакара», несмотря на все современные технологии. Поэтому я и оказалась среди тех немногих гонщиков, которых не впечатлила террористическая угроза.

В конце концов, где сегодня найдешь полную безопасность? И потом нужно понимать разницу между реальной и раздутой опасностью. Сначала меня заботило то, что в этом ралли не так много участников. Но среди них оказались серьезные соперники. Так что главное не количество, а качество. Главные достоинства Africa Race – это спортивность и дружеская атмосфера. Здесь правила одинаковы для всех. Великолепные специальные участки, на которых очень многое зависит от штурмана, отличная дорожная книга, в которую не требуется постоянно вносить поправки.

Поскольку бивуаки не привязаны к аэропортам, нам не приходится проезжать длинные дорожные связки и остается больше времени на отдых. Кроме того все бивуаки расположены в красивейших местах, далеко от населенных пунктов – между небом и пустыней. На сегодняшний день как концепция, так и уровень организации Africa Race полностью соответствуют моим ожиданиям.

Элизабет, невольно возникает вопрос: что тебя заставляет продолжать после стольких лет выступлений?

А как иначе? Желание превзойти себя. А еще понимание того, что предел наших возможностей определяем только мы сами и ключ к успеху в наших руках. Гонки отшлифовали меня, я стала сильнее и увереннее, и на мир смотрю совсем по-другому.

Текст: Константин Комков
Фото: Константин Комком, из личного архива Элизабет Жасинту

ПОДЕЛИТЬСЯ: