• Лебедки Superwinch
  • Реклама на нашем сайте
  • Подвеска Pedders
  • Реклама на нашем сайте

Роман Брискиндов: «Нам удача не нужна, у нас коробка-автомат»

Опубликовано в Доска почета   5947

Мы познакомились на ”Вепсском лесе” то ли в 2007, то ли в 2008 году. Независимо от погоды, этот трофи-рейд благодаря своему формату всегда был и есть тяжелым испытанием для участников. Первая мысль, которая мне приходит в голову, глядя на дебютантов (а Роман тогда дебютировал): “Интересно, в каком болоте все закончится?” Не помню, как сложилась для него та гонка, но спустя пять лет он завоевал все, что можно завоевать, в этой дисциплине.

Итак! Появился на свет мальчик Рома. Период сопливого детства упускаем и перенесемся сразу в тот возраст, когда ты уже запросто мог отличить автобус «Икарус» от автомобиля «Жигули». Наверняка в 5-6 лет среди игрушек были и машинки?

Я родился и вырос в Гатчине, в нашем городе всегда превалировало увлечение велосипедами, и мое детство и юношество прошло под знаком велосипеда. А вообще, я всю жизнь занимался плаванием, получил «Мастера спорта», на этом мое увлечение спортом закончилось.

Если все шло к плаванию через велосипеды, откуда тогда появилась тяга к машинам? Плавал бы себе стометровку в бассейне на водном велике.

В 2006 году я имел неосторожность купить автомобиль Discovery III. Как-то в августе 2007, сидя дома, вдруг неожиданно в интернете наткнулся на одноименный форум журнала Club 4x4 и случайно увидел, что некий Леонид Миндель всех везет на мероприятие «Осударева дорога». Уговорил друга поехать вместе со мной на моем классном автомобиле, подал заявку и вот, по сути, именно с этого для меня все и началось.

Мы поехали в Карелию и стали мужественно себя преодолевать. После возвращения весь октябрь я ходил – мучился, думал, как же это всё клёво. Кстати, мы тогда первыми в России поставили на Discovery III бампер ARB, лебедку, еще что-то сделали, при этом все равно умудрились загнуть балку. В автомастерской, после нашего возвращения, нашли кучу повреждений в машине и сказали, что если так и дальше будет продолжаться, то тогда придется менять раму, а это 6000 – 8000 евро. Я решил поступить проще: купить Defender и не мучиться.

С новым автомобилем я провел следующие два года душа в душу. С Леней Минделем ( "Немодный" ) в последующем ездил на все выезды, это был такой тренировочный процесс, практически каждые выходные летал в Москву на мероприятия клуба. Параллельно в Москве строили автомобиль, выясняли, что не так, какой должен быть бампер, какая лебедка, как себя вести, как с ним жить и так далее. В клубе Немодного были ребята, которые выезжали на разные спортивные соревнования, в частности, там я познакомился с Костей Мартьяновым, который позднее согласился ездить со мной штурманом.

Кого ты считаешь своими учителями в офф-роад?

Первый учитель – Леня Немодный конечно, он уделил мне достаточно много времени, ему на смену пришел Константин Мартьянов. После Кости милостиво согласился со мной ездить Алексей Александров, теперь в трофи со мной выступает Сергей Волков. Сергей штурман класса ТР3, сначала я, так скажем, рос до его уровня и опыта, теперь мы развиваемся параллельно: я как пилот, Сергей как штурман. Считаю, что наша победа одновременно в Чемпионате и Кубке России по трофи-рейдам в этом году закономерна, это общий итог роста и развития нашего экипажа.

Алексей Александров, кстати, до сих пор выступает у меня как локальный тренер. Это человек, с которым я езжу в классическом ралли, вместе с ним в этом году проехал и «Шелковый путь», у него потрясающий опыт, многие вещи может подсказать, просто глядя со стороны. Алексей двигает меня вперед сразу в трех дисциплинах.

Серега Волков не очень любит ралли-рейды, ему кажется, что в данной дисциплине он не может контролировать процесс, плюс скорости здесь бывают приличные, ему это очень не привычно, поэтому, так скажем, он не проявляет активного желания стать ралли-рейдовым штурманом. Потому для участия в ралли-рейдах я пригласил штурманом в экипаж Костю Мещерякова, на «Дакар 2014» я еду с ним. Это был очень сложный выбор.

Многие известные ралли-рейдовые спортсмены вышли из трофи. Как думаешь, почему? Натрофились и захотели чего-то более быстрого?

У меня в связи с этим есть отличная история, она произошла, когда я пригласил Лешу Александрова меня тренировать. Первая моя ралли-рейдовая гонка «Северный лес 2011», Леша договорился, что я поеду на автомобиле Pajero Кости Жильцова. По лесу я ехал более или менее хорошо (по моим тогдашним силам), но как только мы попадали на грейдер, меня тут же обгоняла «Нива» Боровикова. Так продолжалось несколько кругов. Позже Боровиков дал мне дельный совет, как научиться ездить быстро: для того, чтобы показывать хорошие результаты в ралли-рейдах, нужно выступать в классическом ралли. Таким образом, я оказался во всех трех дисциплинах. Весь зимний сезон (с декабря по март) уделяю ралли. Как оказалось, раллийная подготовка пригодилась мне и в трофи-рейдах, так как за последние годы скорости в этой спортивной дисциплине возросли процентов на тридцать.

У тебя очень интересная трофийная машина. Выглядит не столь элегантно, сколь агрессивно и к тому же по звуку мотора можно не глядя определить, кто едет.

Машина называется «Альфа» (потому что изначально в нашем проекте были еще «Бэта» и «Гамма»), ее построил наш карельский друг Лев Колмовский. У него я, кстати, купил автомобиль «Водомерка», на котором впервые выиграл «Ладогу». На одном из соревнований пересеклись с Левой за рюмкой чая и выяснили, что у нас совпадают взгляды на постройку трофи-мобилей.

Так специально для нашего экипажа Лев начал строить автомобиль «Альфа». Это первый автомобиль, который для меня строили в автокаде, не было никаких базовых доделок и переделок. Кстати, мы, наверно, до сих пор единственные в трофи-рейдах, кто ездит на «автомате». Следующим автомобилем должна была стать «Бэта», ее фишка в том, что передний мост здесь заменен на независимую подвеску, а «Гамма» должна была быть полностью на независимой подвеске. То есть, такой же задней моторной компоновкой. К сожалению, зимой два года назад Лёва поехал кататься на снегоходах в Хибины и попал под лавину. Победу в Чемпионате и Кубке этого года я посвятил памяти Льва Колмовского, так как это автомобиль его постройки. Я рад, что этот проект нам удалось довести до конца и нам за него не стыдно.

В этом году ты выиграл все самые главные трофи-соревнования в России, достиг максимума. Теперь завяжешь?

Строго нет, потому что в следующем году будет проходить только Кубок России, так что, условно, нужно проехать всего три гонки отбора и Финал. Финал Кубка России мне всегда особенно нравится, потому что туда приезжают лучшие трофисты страны и можно оценить разницу в пилотаже. Например, на Финале этого года я видел, что южные экипажи рельефы, склоны, пески едут совсем по-другому. Тверские УАЗики, к примеру, по-другому идут в болоте. Уверен, что я отлично от других еду по карельским местам, так как, например, москвичи не привыкли, что в колеях могут быть камни. Каждый из представленных в Финале экипажей привносит свой опыт езды в конкретных условиях. Финал Кубка России для меня – это идеальное соревнование с точки зрения адаптации чужого опыта к своим выступлениям.

Во-вторых, это бесценный опыт для ралли-рейдов. Потому что трофи дает возможность и способность не бояться препятствий, жестких условий, дождей. Многие пилоты, которые приходят из классического ралли в ралли-рейды при наступлении кого-нибудь форс-мажора реально теряют волю. Они не в состоянии сами починить автомобиль – просто не привыкли к этому. Трофи очень хорошо учит тому, что всегда нужно бороться до конца. Ощущение темпа, ощущение автомобиля в ралли-рейдах очень важно.

Какая гонка для тебя самая тяжелая?

К сожалению или к счастью, таких уже не осталось. Хотя, если без преувеличения, это будет «Вепсский лес», потому как все-таки 48 часов online – это реально трудно, и финиш подразумевает точно рассчитанный темп, скорость, умение владеть автомобилем и, опять же, умение привести его на финиш. Ты один на один с трофи.

Ты как-то физически готовишься к соревнованиям? Есть ли специальный комплекс тренировок: штанга, шашлык, шоппинг?

Да, конечно. Обычно с сентября по январь у меня плотный график подготовки к соревнованиям, хожу по утрам в тренажерный зал, 3-5 км пробежка, потом физическая нагрузка. Когда начинаются тренировочные сессии в ралли (обычно с 5-7 января мы с ProСпортом уже выезжаем), нет возможности тренироваться, но зато нагружаешь себя уже в гоночном процессе. Летом отдыхаю, потому как гоночные уик-энды приходятся примерно раз в две недели, нагрузок и так достаточно.

Пилоты, как правило, суеверные люди. У тебя есть свой ритуал, традиция?

В трофийной команде у механиков есть пословица, которую они произносят всегда перед стартом спецучастка: «Нам удача не нужна, у нас коробка-автомат». Так сложилось.

Вопрос о команде: кто они? У тебя постоянные механики на все три дисциплины?

Команда в моем понимании существует с 2008 года, она построена вокруг главного механика Миши Лукасона. Как я говорил, раньше выступал на Defender. В те годы у меня не было команды и машину отдавал для ремонта в сервис Land Rover, в одной из автомастерских я и познакомился с Мишей. До этого, когда-то давно, он три года отработал у Гадасина. В конце 2008 года я сделал Михаилу предложение, от которого он не смог отказаться и мы начали строить свой сервис под Гатчиной. С этого момента Миша начал формирование команды «под себя». Сейчас у нас 4 механика + менеджер, он же повар.

Повар-менеджер – это круто! Когда вы выезжаете, к примеру, на трофи-соревнования, ты предпочитаешь быть ближе к команде, ночуешь в палатке, или, как босс, все-таки живешь в гостинице?

В нашей команде все завязано на командный результат. Поэтому если я чем-то могу помочь команде, постоянно находясь рядом и живя в палатке, то без проблем. Чаще я сплю в «105-ке». Единственный раз мы жили в гостинице на Финале 2013, потому что температура на улице была +2.

В какой момент ты понял, что в рамках трофи-рейдов стало … скучновато?

Для меня трофи начиналось как хобби, приключение. С годами, когда профессионализм команды рос, это из adventure и travel превратилось именно в спорт. Сегодня ралли-рейды для меня – это пока что adventure. Тот же Dakar сейчас не рассматриваю как спортивное соревнование, для меня это прежде всего большое приключение. Мне интересно проехать все 8000 боевых километров, увидеть все виды рельефа, посмотреть, как ездят люди, какие ящерки на барханах сидят, как работает команда, как в целом все это происходит… Если классическое ралли я рассматриваю исключительно как тренировочный процесс, то ралли-рейды пока приключение. Когда и они превратятся в спорт, покажет время.

В ралли-рейдах есть для тебя авторитеты? Может, на кого-то ровняешься или чему-то у кого-то хочешь научиться?

Пока из локальных – это Борис Гадасин и команда G-Force, потому что его опыт наиболее похож на мой. Он с нуля построил себе автомобиль, собрал команду, ее обучил и добился выдающихся результатов. Если среди штурманов, то это, безусловно, Костя Жильцов, а опыт Петранселя, нам, к сожалению, уже всем не повторить. Это отдельно стоящее светило, можно на него смотреть, но приблизиться к нему нельзя. Опыт Владимира Васильева показывает, что человек с сильной мотивацией может достаточно быстро покорить спортивную арену. Будем стараться.

Ралли, трофи и прочие рейды отнимают много времени, ну, про средства я молчу – имея такое хобби, это уже не важно. Но не все же время машинки, есть ли у тебя еще какие-то интересы? Пазлы может кладешь или в нарды, как Михалыч, рубишься?

Нет, никакого дополнительного хобби нет. Люблю свою семью, у меня есть сын, которого я стараюсь максимально привлекать в спорт, недавно мы купили ему квадроцикл. Опять же надеюсь, что Алексей Александров согласится его тренировать в картинге. В следующем году я не еду «Ладогу» в спортивном зачете, мы поедем с сыном на квадроциклах в режиме «поход».

Мы сидели в одном из кафе Гатчины, попивали зеленый чаек, закусывая его штруделем. И вдруг, в зале появилась она - молодая и симпатичная девушка Наталья, которая, естественно, разделяет увлечение мужа.

А как ты относишься к таким «дурацким увлечениям»? (вопрос к Наталье)

У меня много своих увлечений, поэтому мы стараемся в «эти дни» друг другу не мешать. Сначала я переживала за безопасность, но Романа не остановить. Если не будет машин, то будут самолеты или что-то еще экстремальное. Стремлюсь не думать о плохом, потому просто стараюсь стимулировать. стараюсь стимулировать. Когда он был на «Дакаре» в 2013 году, не отходила от монитора, следила за гонкой online, когда он остановился на трассе, первая мысль была: «Что случилось, надо лететь спасать!»

Романом, наверно, можно гордиться?

Наталья: Безусловно! Я его долго мучила, почему он еще не мастер спорта, в этом году он показал отличный результат.И конечно для сына которому шесть с половиной лет, он - пример. Весь в папу.

Роман: Когда я возвращаюсь, он меня встречает, видит кубок и произносит: «Кубок? А почему не первое место?!»

Наталья: они занимаются без меня, я стараюсь не смотреть, потому что у меня, как и у любой матери, сердце стучит в груди. Раз в две недели на какую-нибудь показательную тренировку приезжаю и вижу, что у сына это в крови. Когда он сидит со мной в автомобиле, кричит: «Мама, газу!», «Ты не так входишь в поворот, здесь можно быстрее!»

А у тебя какие увлечения?

Я увлекаюсь кулинарией, высокой кулинарией. Часто езжу по европейским странам в разные кулинарные школы, на мастер-классы. Но Рома, кроме борща и сырников, к сожалению, ест не так активно, поэтому кулинарное увлечения, так скажем, больше для себя. В этом году начала рисовать, мне давно хотелось. А недавно за семь лет совместной жизни Роман впервые подарил билеты в театр. Когда мы с ним только начали встречаться, он обещал пригласить меня в театр, вот я дождалась «звездного часа».

Какие планы на следующий сезон?

План простой – я должен сейчас максимально готовить команду под ралли-рейды и принимать участие в соревнованиях. Кубок и Чемпионат страны по ралли-рейдам, все локальные гонки, которые мы можем проехать именно в России, собираюсь ехать в 2014 году в составе команды G-Force. Кубка мира у меня в планах пока нет. Моя задача на сегодняшний день – постараться не сильно по времени отставать от Гадасина и максимально раскрыть потенциал G-Force Proto.

А почему, кстати, у вас такой кошачий рисунок на машине?

Кошечек традиционно очень любят в нашей команде и перед прошлым «Дакаром» я очень мучился, когда выбирал себе ник для Twitter (друзья и близкие просили писать, чтобы всегда быть в курсе происходящего). Все интересные были заняты, поэтому я остановился на DakarLuckyCat. LuckyCat прижился, соответственно, когда я пришел к профессионалам, чтобы сделать фирменную расклейку, мы отобразили это на авто.

Борис это пережил спокойно? Все-таки у команды есть свой стиль.

Я считаю, что персональная символика и раскраска позволит нам лучше работать со спонсорами. Нам не хватает в России спортивной самоидентификации. Потому что, как правило, на соревновании трудно отличить, кто сейчас проехал. Я считаю, что все автомобили должны быть разными и четко нести идентификацию как владельца, так и спонсора, что-то реально собой выражать.

Кто больше всех внес вклад в твою спортивную карьеру?

Безусловно, это Леня Немодный потому что благодаря его наставлениям и мягкому подходу, я получил удовольствие от трофи и перешел из режима Adventure в Sport. Большое количество времени, которое мы провели вместе, бесед, околоспортивных и околомашинных разговоров – все двигало меня на этот путь. Сейчас с Леонидом мы реже пересекаемся, у него свой клуб Немодный, и я ему за многое благодарен.

Прям чувствую, как ему сейчас икается. Как в экипаже решаются спорные ситуации, которые наверняка возникают на трассе?

Моя позиция – всегда приглашаю работать только профессионалов. У меня нет штурманов – друзей или просто хороших ребят, которых зову с собой «покататься», это профессионалы, которые получают за свою работу зарплату. Для меня это показатель профессионализма. У каждого в экипаже есть право табу, если, например, штурман считает, что нужно ехать налево, а пилот – направо, в данном случае, я могу воспользоваться данным табу. Штурман в свою очередь может сделать то же самое. Глупо приглашать штурмана, профессионала, за большие деньги и при этом его не слушать.

Что тебе в ралли-рейдах дается тяжелее всего?

Самое сложное в работе пилота – научиться слышать и слушать. Почти все люди, которые выступают в ралли-рейдах, успешные и преуспевающие. Для меня это было самое сложное – не спорить со штурманом, тупо выполнять то, что тебе говорят. Для успешного выступления должно присутствовать совместное доверие. Здесь как в браке. Категорически не согласен с поговоркой, что «гонку выигрывает пилот, а проигрывает штурман». В трофи, я уверен, что 80% гонки выигрывает штурман, при прочих равных это гонка штурманов; в классическом ралли процентное соотношение составляет примерно 50/50. Ралли-рейды, мне кажется, меньше зависят от штурмана. К примеру: 20 км прямо, штурман сидит справа и получает удовольствие. Поэтому в ралли-рейдах 90% гонки - это работа пилота.

Мне не хватает опыта, пока что очень маленький вкат на G-Force и я не знаю всех видов покрытий. Ездил на какие-то гонки по песку (например, Арабские Эмираты), где много полей, канав, но я не ездил по дорогам, где много обрывов, камней. Костя Мещеряков часто меня ведет, подсказывает, у него за плечами уже 5 или 6 «Дакаров», поэтому полагаюсь во многом на его опыт. Я постараюсь за счет хорошего штурмана и собственной подготовки нивелировать свои слабые стороны, главное, как говорит Леша Александров: «никого не смешить и не удивлять».

Страничка Романа Брискиндова  в соц.сети.


Фото из архива Р.Брискиндова
Допрашивал: С.Белостоцкий

ПОДЕЛИТЬСЯ: