• Лебедки Superwinch
  • Реклама на нашем сайте
  • Подвеска Pedders
  • Реклама на нашем сайте

Александр Бараненко: есть куча незаконченных дел

Опубликовано в Доска почета   3431

Не знаю, прав я или не очень, но считаю, что в автоспорте не бывает случайных людей. И не важно, какое место занял по итогам гонки, но то, что ты в ней, уже говорит о многом. Автоспорт – дорогая и опасная игрушка и каждый преследует здесь свои цели: кто-то едет за победой, кто-то за адреналином, а кто-то в первую очередь стремится доказать себе, что он способен выполнять задачи, стоящие "за линией горизонта".

Вы из такого поколения, которое в детстве мечтало стать летчиками, моряками... кем угодно, но никак не гонщиками. В крайнем случае, шоферами. Какое у вас было детство?

Если честно, детства в привычном его понимании у меня не было. Что касается автомобиля, то он в те годы был величиной недоступной, о нем даже не думал, мечтой же был велосипед. Я инвалид с детства, посему вся моя жизнь изначально осложнена борьбой с физическими недугами и недостатками. Собственно, организм был нацелен только на развитие головы, умственной деятельности. Я, конечно, с другими мальчишками гулял, мы играли в хоккей, но я всегда был вратарем. Тренировался, ходил на лыжах, но только так, чтобы никто не видел. Однажды папа купил мотороллер, я на него сел, как и полагается, тут же его разбил. Затем папа купил мотоцикл, я на него сел, но на этот раз мне не дали его разбить. Уже позднее отец купил автомобиль, упросил его пустить меня за руль, с первого раза поехал, но не была и разговора о том, что когда-нибудь моя жизнь как-то близко будет связана с колесами.

Когда пришла в голову мысль испытать себя таким образом? Я про трофи и ралли

История свежая. Десять лет назад поехал на своем Lexus 470 на охоту, провалился на машине под лед, потом сутки вынимали ее оттуда. Когда все было позади, понял, что нельзя на такой машине ездить на лед. Надо купить что-нибудь полегче. Так у меня появился первый квадроцикл, денег на его покупку, кстати, мне дал старший сын. На тот момент ни о каких спортивных машинах не могло быть и речи – мне это было не по карману. Уже с этим квадроциклом я приехал в Санкт-Петербургский офф-роуд клуб.
Я попал в хвост однажды принятых решений. Хотел сказать «неправильных решений», но теперь уже нельзя так говорить. На тот момент казалось, что это неправильное решение: стоит квадроцикл, сезон у охоты короткий, и зачем тогда он нужен? Второй вопрос: я приехал на квадроцикле, а все друзья пешком. Или наоборот: все на машинах, а я на квадроцикле. И куда мы?

Наше знакомство произошло на "Вепсском лесе" 2004 - это был ваш дебют. Вы на тот момент отдавали себе отчет, куда попали?

Нет, не отдавал. Помню, что пришел в клуб и спросил, куда можно поехать. Мне и предложили «Вепсский». Собственно, именно с этого соревнования все для меня и началось.

Очень хорошо помню эту гонку, трассу, это место. Мы тогда с Юрием Овчинниковым прошли пешком весь СУ (27км.) Помню болотинку, перед которой вы остановились и, видимо, не просто так. В те года в квадрозачете ездили по одному, одно неправильное движение и…… Не страшно было туда суваться?

Конечно, страшно. Но в связи с тем, что вся моя жизнь состоит из борьбы с собственным страхом, то участие в "Вепсском" было лишь как еще одно преодоление себя. В какой-то момент мы основательно подсели, экипажи, проходившие мимо, видели, что мой квадроцикл стоит в воде, и по своему возвращению они рассказали об этом в базовом лагере. Мой второй сын со своим другом пошли мне на встречу пешком. Они успели пройти 8 км, пока меня не встретили, у меня уже практически не было сил, чтобы двигаться дальше. Проблема заключалась скорее в том, что те физические силы, которые необходимы для участия в ATV, несравнимы с затратами на участие в автозачете. На квадрике пахать надо! Я могу проехать всю трассу, но чего мне это будет стоить?! 

После финиша видимо пришла вполне логичная мысль: зачем мне все это надо?

Такая мысль была. Более того, я ее реализовал: не стал ставить технику в закрытый парк, отогнал ее и сказал, что больше никуда не поеду. Мой сын потом рассказывал: я лежал в палатке и держался, чтобы не упасть, хотя падать то некуда.

Ну,естественно, "Ладога".

На квадроцикле впервые проехал в том же году, что и "Вепсский", потом несколько раз принимал участие на машинах. Закончил участие в этом соревновании, финишировав третьим. Даже умудрились лечь на бок.

Потом был 2006 год. Позвонил Юра Овчинников и предложил поехать с ним в пустыню, в Оман. Поехали! Вторым экипажем был Миша Клюйко с Пентиненом. Мы заняли тогда 4 место. Я первый раз видел пустыню!

Впечатления?

Это было шикарно, особенно после трофи-рейдов. Во-первых, ты всегда чистый, пустыня не оставляет на тебе таких следов, как болото. Самое сложное - это заставить себя прыгать через дюну, особенно, когда ты не знаешь, куда прыгать и что находится на той стороне. Опять же спасибо за это Юрию Овчинникову. Подъезжаю к дюне, по привычке, считал, надо посмотреть, что с той стороны, но с Юрой такое не пройдет: "Я тут для тебя не набегаюсь! Будем прыгать!" - говорил он. И мы прыгали в никуда. Этот опыт мне очень пригодился на этапах Кубка мира. Теперь каким-то шестым чувством понимаю, в какой момент нужно сбросить газ, а затем резко вписаться в тормоз, причем все это приходится делать одной ногой, иначе есть большая вероятность повиснуть на дюне.

b5

И после этого появились ралли-рейды?

Да, и уже на машине. Но незаконченное дело осталось – не проехал эту гонку! Ты будешь смеяться: хотя я уже обладатель Кубка Мира, вроде бы, куда больше, но! Я ни разу путево не проехал «Северный лес» (один раз висел на бруствере, второй раз поймал дерево) и есть Коломна, принимая участие в этом соревновании, постоянно сталкивался с техническими проблемами. Сейчас я не хочу ехать российский чемпионат, мне не нравится в нем выступать (ни нравится судейство, жульничество, которое, как мне кажется, имеет место быть), но эти два этапа я проеду. То же самое «Вепсский лес» - незаконченное дело. Не могу сказать, на какой именно день это произошло, но ощущение, что гонка не закончена, давит на меня до сих пор.

Не с того ли момента началось перемещение из трофи в ралли?

Думаю, что я не шел в сторону ралли-рейдов вообще, я просто лет 20 мечтал о "Дакаре". Это для меня всегда была задача из серии "по ту сторону горизонта", которую в принципе невозможно решить, но не значит, что не стоит и пытаться. Я всегда своим детям говорил: нет смысла ставить цели по эту сторону горизонта, желайте чего-то большего, невозможного. Поэтому когда появилась возможность перенести мечту о «Дакаре» в реальность, то первым встал вопрос о машине.

Я не могу взять в аренду машину на механической коробке передач, мне нужен «автомат». Кто мне ее построит? Опять же прихожу в клуб, но уже к Александру Дерюгину. У нас начались долгие движения, потому как для меня, кроме слова «Дакар», больше ничего не было. Романтика да и только! Выяснилось, что у Саши есть хороший знакомый, который три раза штурмовал это соревнование, но так ни разу его не проехал. В какой-то момент я понял, что мы ходим по кругу, не двигаемся в сторону решения вопроса, а только обсуждаем. Мне посоветовали одну французскую команду, я к ним приехал и они мне построили машину.

Кстати, выхожу из офиса фирмы, навстречу идет Виктор Воликов, которому там же строили машину. Так мы и познакомились. Так вот. Я же подписал не только контракт на постройку автомобиля, но и на участие в «Дакаре». Машина получилась необычная – в ней коробка-автомат и гидроноги, штурман также был приглашен из французской команды. Мы поехали тренироваться в Марокко, а потом был уже «Дакар».

Из «Дакара» я вышел с чувством победителя, так как не только сам себя преодолел, но проехал гонку целиком с первого раза.


“Я СЧИТАЮ, ЧТО МНЕ ПОВЕЗЛО, Я ДОЕХАЛ ДО КОНЦА, ПРОЕХАЛ ВЕСЬ МАРШРУТ, ПРОШЕЛ ВСЕ ИСПЫТАНИЯ! Я - СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК!”

Есть желание вернуться на Дакар?

Во-первых, мы все разные. Во-вторых, как я уже говорил, меня во многом мотивирует «ощущение недоделанной работы» (когда она действительно недоделана), а в данном случае я и сегодня с трудом представляю, что тогда совершил. Потому уже не так интересно. Там надо дальше идти. Когда машину вернули в Европу, ее восстановлением занимался Антон Антонов, на ней же потом впоследствии выступал в Чемпионате России.

«Дакар» позади, точка поставлена. Следующая цель была видимо Кубок мира?

Нет, Чемпионат России. И то только потому, что есть машина. Мечта была «Дакар», но в истории нет сослагательного наклонения. При прочих равных условиях я ездил бы столько раз, пока не проехал. Но я сделал это с первого раза. Я бился в Чемпионате России до тех пор, пока не понял, что железяка, построенная во Франции, меня не устраивает. Она божественно прошла «Дакар», но в российском чемпионате ей делать нечего. У нас другие покрытия, машина же на них не заточена. Это бесполезный вариант: или надо ехать существенно медленнее, но в результате ты никуда не приезжаешь, либо менять автомобиль.

Когда новая машина появилась (а она появилась не просто так), я уже очень устал от безобразия в российском чемпионате. Мне на сегодняшний момент не комфортно в Чемпионате России, поэтому я поехал Мир. Для Кубка мира мне подготовили другую машину, уже в Латвии, на бахе Италии я впервые ее увидел. Со штурманами тоже все оказалось не так просто. Есть огромная проблема: с одной стороны, есть профессионализм штурмана, с другой – его личные качества, третья сторона медали - штурман в команде. Эти три важных направления, к сожалению, никак не сходятся в одном человеке. Поэтому на Кубке Мира моим штурманом был Роман Елагин, в России – Сергей Скрипка, также какое-то время я ездил с Алексеем Кузьмичем, на «Шелковом пути 2009» мы приехали третьими в зачете Т1.

Как остываете в экипаже?

Абсолютно спокойно делаю вид, что я не прав. Это не значит, что я так действительно думаю. Мой первый шеф в этом плане меня многому научил. Он говорил: Александр, если вы об этом только задумались, то я об этом уже знаю. Я не выключаю переговорку. Конечно, все ошибаются, и я ругаюсь. Как-то с Романом у меня было 20 минут непрерывного ора и не потому, что перепугался до смерти (хотя я перепугался), когда мы потерялись в пустыне, а потому что была нарушена технология.

У Романа четкое представление, что надо любить пустыню, тогда пустыня будет любить тебя. Его пустыня любит, это 100%, у него совершенно животное чувство направления. Когда нет никаких видимых ориентиров, он все равно знает, куда ехать. А тут такая ситуация, что он отдает воду застрявшему в песках квадроциклисту, мы проезжаем еще какое-то расстояние, затем останавливаемся. Рома говорит: сейчас найдем направление. Но мы теряем все исходные координаты, в том числе, и застрявшего квадроциклиста, крутимся, я указываю направление, говорю, что нам туда (там что-то блестит – а это золотое правило всех пилотов, раз что-то блестит, значит, нам туда). Я орал всю дорогу. Потом, когда выдохся, Рома говорит: «Саша, нам вообще-то назад». Я поворачиваю, точно встаю на свои следы, и мы выходим к нужным ориентирам. С Романом в другом плане неудобно ездить – он расценивает посадку в песок как личное горе.

Физически тяжело дается участие в соревнованиях?

Очень. После крайней гонки в Португалии я до сих пор не отошел, болит все, практически не хожу пока. Когда ехал «Дакар», мы подъезжали таким образом, чтобы я просто вываливался в палатку. Ни ужина, ни душа – ничего не надо. Настолько нагревалась стопа правой ноги, что покрывалась волдырями. Самое сложное проходить высокогорные участки, пусть это даже и лиазоны.

Как родные относятся к этому безумству?

(тяжело вздохнув и задумавшись) Это вопрос такой, интересный, никогда им не задавался, но, в общем-то, мне глубоко все равно. Болеют за меня, несомненно, так как главная задача, чтобы я вернулся. Мне не желают побед никогда.

По жизни есть какие-то увлечения?

Всю жизнь моя работа была моим хобби, она мне настолько всегда была интересна, потому и гонки для меня лишь способ отвлечься, уйти чуть-чуть в сторону. Разница заключается лишь в том, что когда у тебя нет личных успехов, ты вынужден делать то, что тебе повезло получить. А когда ты уже сам чего-то достиг, то можешь выбирать. В этом разница. Никаких марок, земельных участков, огородов в моем списке увлечений нет.

Сезон Кубка мира этого года; когда поняли, что можете победить?

Изначальный контракт на этот год был пять гонок (а не восемь). Я не собирался ехать весь Кубок. Мне очень хотелось проехать пустыню и пару – тройку европейских бах. Задачи выиграть Кубок мира изначально не было. Мы едем, если побеждаем, то хорошо, нет – так нет. Поэтому когда в Абу-Даби мы заняли седьмое место, я нисколько не расстроился. Задача подняться по пьедестал появилась после Катара, когда поняли, что мы опередили всех на большое количество очков.

В Португалии, казалось, можно даже финишировать без призового места и вы уже обладатели Кубка мира, и тут прокол колеса. Все опускается?

Ничего не опускается. Последующее развитие событий подтвердило, что это было классно. Я специально купил себе маленький квадроцикл, не знаю, сколько раз проехал по этой трассе, я ее записал, всё знал. Но таково было стечение обстоятельств... На одном участке трассы был высокий бруствер, мы легли на него правым бортом ,проткнули колесо, нас поставило назад и вот мы уже не лидеры. На мне не лежит груз ответственности, и могу сказать, что в этом плане мне повезло.

Роман, наверно, по-другому реагировал в данной ситуации.

У нас по этому поводу есть противоречия. Не скажу, когда, но был такой момент. Роман говорит, что нужно ускориться. Я не ускоряюсь. Я по-другому смотрю на жизнь, у нас разные позиции, для меня нет никакого смысла выигрывать любой ценой. Принцип ускорения работает на короткой дистанции. Но у нас длинная дистанция. Не выигрывает тот, кто едет быстрее всех. Именно так получилось в Португалии. Меня устраивает идти позади. Ведь во многом благодаря этому на финальном этапе, мы поднялись с 11 места на третье. Все думали, что это очень пыльная гонка и не будет обгонов. Пыли не было. Но все же я ехал в темпе колхозника, не играя со скоростью, так как в данном случае пилотаж очень серьезный.

Финиш состоялся. Ощущения победителя?

Не было ощущение победителя, скорее, ожидал, что сейчас судьи что-нибудь придумают для того, чтобы какие-то экипажи снять. Не произошло. Но эти три часа в мокром комбинезоне я никуда не уходил. К высокому званию – обладатель Кубка мира – пока не привык.

Что дальше?

Во-первых, есть два недоделанных дела – «Северный лес» и Коломна. Идей пока нет, отдыхаю. В Кубке мира 2014 не планирую выступать. Может что-то поменяться, но сегодня так. Хочется начать что-то новое, если не придумаю ничего нового, то посмотрим.

Будем надеяться, что с автоспортом Вы не завязали и мы еще не раз пересечемся в лесу или в какой-нибудь песочнице. Ну и последний вопрос: а есть ли люди которые помогали или помогают идти по этому пути? Не буду их называть авторитетами, но иногда ведь простого слова или дела достаточно для мощного толчка.

Хочу сказать «Спасибо» Валдису Вилсонсу, за то, что он терпел, Роману Елагину, Алексею Лукьянюку, который меня тренировал и Андрею Герасенкову за курсы контр аварийной подготовки. Давно пытаюсь найти и отблагодарить одного врача. Мне врачи запретили заниматься автоспортом, одна врач в физ.диспансере так мне и сказала: тебя я не пущу. Я пригорюнился, все-таки эта справка мне важна, и так как я во всем стараюсь соблюдать закон, то другого выхода ее получить не видел.

Другой врач сказал, что она не права. И у него была возможность и право это сказать. Пытался найти его, чтобы сказать «спасибо». Инвалидам всегда везде сложно, но в моем случае совсем сложно. Побеждать здоровых людей на их собственном поле – это работа. После «Дакара» была мысль, что есть люди, которым жизнь хоть и дается сложнее, но именно для этого дает дополнительные силы. Таким мальчикам и девочкам хочу сказать: болезнь открывает вам другие возможности. Если у вас есть физические недостатки, значит, у вас есть путь развивать мозги. Второе. Никакие физические недостатки ни в коей мере не могут сравниться с недостатками умственными. Если посмотреть на меня, то у меня нет данных обыгрывать мировых спортсменов. Но у меня есть голова, я могу предвидеть то, что они не могут понять и правильно оценить. Посему у меня всегда есть преимущество на старте. Оно не очевидно, но оно есть.

А лучшим подтверждением этих слов служат многочисленные победы, призы и награды, которые хранятся в кабинете у Александра. И только ему ведомо, какой ценой они достались.

текст, видео: C.Белостоцкий
фото: М.Ласточкин,С.Белостоцкий, из архивов А.Бараненко, А.Кузьмича, О.Звягиной, портала fuoristradaweb.com

ПОДЕЛИТЬСЯ: