• Лебедки Superwinch
  • Реклама на нашем сайте
  • Подвеска Pedders
  • Реклама на нашем сайте

Юрий Овчинников

Опубликовано в Доска почета   8178

Трофи — это здорово. Трофи — это интересно. А самое главное — запросто.
Каждый человек в жизни сам выбирает, чем ему заниматься, только немногие реально этим пользуются. Так и проходит жизнь нереализованных возможностей, отмеренная на земле.

Некоторые показывают на личном опыте, как не стать жертвой быта и не попасть в рутинную западню. Знакомьтесь — Юрий (очень известный в джиперских кругах субъект), трофист, исследователь стран и народов, фотограф и настоящий фанат жизни в дороге.

Юрий, Вы являетесь одним из основателей российского трофи-движения. Что стало решающим фактором, повлиявшим на Ваше решение посвятить свою жизнь офф-роуду?

Всё началось в 90-м году, когда Camel Trophy пришёл в Россию, на Байкал, и тогда же появилась собственно первая информация о том, что это такое и с чем это едят. В 91-м я уже пытался туда попасть, по крайней мере, на отборы. Подавал заявки на себя и на своего брата. Но не прошёл. Когда появилась очередная анкета в 92-м, я опять подал заявку и попал на отбор, а дальше было дело техники. После соревнования благодаря стечению обстоятельств, один из участников предыдущего года затеял контору под названием Russian Off-road Tours и пригласил меня делать трассы для соревнований и внедорожного туризма. Но так как клиентов было мало, контора благополучно закрылась.

В течение 3-хлет я работал в Camel Trophy. Но при этом по-прежнему оставался свободным художником, занимался изготовлением украшений из можжевельника, и у меня даже мысли не было связываться с бездорожьем.

В 95-м году одна строительная контора сказала, что хочет сделать внедорожное ралли и предложила сотрудничество. Я ответил им, что не знаю, что такое внедорожное ралли, но помочь сделать динамичное соревнование я готов. В итоге весной и осенью 95-го были проведены два старта, сейчас это называлось бы что-то типа джип-спринта.

В 96-м мы самостоятельно организовали клуб с какими-то достаточно демократическими взносами, я стал главой этого клуба. Появились какие-то круглогодичные занятия, в 97-м началась «Ладога», и так всё пошло-поехало.

Отсчет джиперского движения в России, условно, можно начать с Camel Trophy 1990 года, и вот прошло уже 20 с лишним лет, что, по Вашему мнению, важного и нужного произошло за эти годы в российском офф-роуде?

Во-первых, он родился и не умер. Это уже неплохо. Хотя мог бы и умереть. К этому определённые предпосылки есть и сейчас, например, по причине жёсткого природоохранного законодательства. Несмотря на то, что формально никакого вреда мы природе не наносим, тем не менее, законодательство совершенно чётко говорит, что это не хорошо. В таком виде как у нас офф-роуд мало где существует. Так что где, как не в России, развивать трофи-движение?

Благодаря усилиям ассоциации трофи клубов (конец 90-х), которую возглавлял тогда Сан Саныч (Александр Трушников – прим. ред.), уже были написаны какие-то основополагающие документы. Удалось вполне органично построить движение и войти в Российскую Автомобильную Федерацию уже созданной дисциплиной со своими правилами, со своими техническими требованиями.

То, что мы имеем из заслуг на сегодняшний день — это огромное количество джиперских клубов по всей стране, огромное количество соревнований и массу больных бездорожьем людей.

Когда Вы организовывали «Ладогу» в первый раз, прочили ли Вы ей такой успех, какой гонка имеет сегодня?

Амбиции были, безусловно. Надеялись, что это произойдёт быстрее.

Конечно, хотелось сделать что-то большое, потому что на глазах тогда был пример CamelTrophy. Конечно, у нас были свои преимущества и свои недостатки. Из недостатков — это отсутствие моноавтомобиля, были бы у всех одинаковые автомобили, можно было делать совсем другие соревнования. Поначалу мы попытались идти по пути Camel Trophy, но через какое-то время признали ошибочность этого направления и решили сделать соревнование максимально приближенным к спорту с точки зрения создания равных условий для всех соревнующихся.

Если бы Вам представилась возможность провести подобное соревнование в другой точке мира, если пофантазировать, где именно Вы бы его организовали?

Таких мест много. Но если брать в плане разнообразия рельефа, то я думаю, что подобные вещи как на «Ладоге» можно найти в некоторых районах Сибири, допустим, в Туве, где очень разнообразные ландшафты. Может быть, подойдёт Алтайский край, но там с болотами сложнее.

Чем «Ладога» интересна и своеобразна, так это тем, что здесь в плане рельефа собрано всё: и камни, и скалы, и валуны, и болота, и лесовозные дороги, песчаные пляжи и пересечение рек. Такого многообразия я просто не знаю, где ещё в России можно найти.

Ожидать ли нам чего-нибудь нового от «Ладоги» в этом году?

Да, безусловно. Могу рассказать в двух словах, что ожидает участников. В один из дней — «Ладога Challenge» спортсмены будут проходить сразу два спецучастка, и оба они будут не по 10 км, а по 30-35 км жёсткого бездорожья. Подавляющее большинство, если не все участники, попадут на второй спецучасток уже в тёмное время суток. Некоторые его просто не закончат, тем самым, опустившись в протоколах ступенькой ниже всех тех, кто пройдёт оба СУ.
 

Ваш жизненный девиз?

Одним так точно не отделаешься. Если так покопаться в голове, то особо девиза-то и нет. Есть масса поговорок, к которым я прислушиваюсь, например, глаза боятся — руки делают. Я могу ещё целую горку накидать. Но вообще я противник догм. Я готов поделиться одной мудростью, к которой пришёл сам. Пришёл очень недавно, совершенно не понимая от чего это произошло. И потом облёк её в некую притчу.

Ты стоишь на перекрёстке, не шалишь, никого не трогаешь, ждёшь зелёного сигнала светофора. И вдруг, на всех парах, тебе в зад въезжает абрек на ржавых жигулях. Притча так и называется «Про абрек на ржавых жигулях». Расстраиваться нет никакого смысла, потому что от того, то ты расстроишься, зад твоего автомобиля ничуть не починится. Более того, есть все основания радоваться, что абрек не был на КАМАЗе. И если подобное отношение к данной ситуации удаётся перенести на все остальные жизненные ситуации, то ты вдруг понимаешь, что в жизни нечему огорчаться, вот вообще нечему. Когда ты помнишь о том, что мог быть КАМАЗ, ты к любой жизненной ситуации, к самой тяжёлой, к самой неприятной относишься абсолютно адекватно. Ты не рвёшь на себе волосы, не впадаешь в истерику или что-нибудь подобное, понимаешь, что жизнь продолжается, и тебе надо предпринимать какие-то действия.

«В жизни есть определённая интрига»

Кто Вы по жизни и по призванию?

Сложный вопрос. Опять-таки я люблю получать удовольствие в жизни. От чего я больше всего получаю удовольствие, так это, безусловно, от общения с людьми, конечно, с теми, с кем мне интересно. В разные периоды жизни, от разных вещей я получал удовольствие. Вот у меня было хобби — делал украшения из можжевельника и, конечно, было приятно видеть довольные, счастливые лица женщин, которые одевали, ахали, охали, и им это приносило удовольствие, а опосредованно и мне. Когда удаётся провести соревнование без каких-либо особых проколов, приятно видеть довольные лица людей, которые получили удовольствие от участия в гонке, которые подходят тебя благодарить, это греет, безусловно. Последние годы я достаточно плотно занимаюсь пейзажной съёмкой, и приятно получать классные фотографии, на сегодняшний день это греет меня больше всего, ну после общения с людьми, естественно.

Вы любитель путешествий, в каких ещё неизведанных местах Вы мечтаете побывать?

На днях одно место уже грозит быть посещённым, это Новая Зеландия. Я был воспитан на книжке про новозеландского олимпийского чемпиона, поэтому очень давно хотел там побывать. В целом, я больше тяготею к северной природе, где снега, где хвойные растения. Хотелось бы побывать на съёмке в Антарктиде. Хочется просто возвращаться туда, где уже был, но с новым пониманием как фотограф. Практически вся Америка ждёт. Хочется проехать до Огненной Земли, там очень много красивых мест. Во многом меня двигает сейчас желание фотографировать, а так как я по пейзажной части выступаю, для меня путешествия в урбанистические края никак не интересуют.


Расскажите о самом интересном путешествии? Может быть, есть что-то такое, что Вы открыли для себя, будучи в какой-либо стране? Может это открытие как-то повлияло на  Вашу жизнь?

Я думаю, здесь всё куда более приземлённо. Из каждого путешествия что-то выносишь, чаще всего ты уезжаешь с мыслями вернуться туда и сделать всё по-другому, по-другому организовать это путешествие. Это было и с Монголией, это было и с Исландией, и с Аляской, и я думаю, что с Новой Зеландией повторится та же картина. Туда захочется вернуться, но уже с другим пониманием, с другими задачами. Хотя, в целом, задача одна – получить удовольствие, и если ещё удастся это удовольствие показать в виде красивых фотографий и порадовать зрителя, то это будет совсем замечательно.

Именно благодаря путешествиям Вы открыли в себе талант фотографа?

Я не могу сказать, что я его открыл. У меня иногда получается. Мне это интересно, но я ленивый до безобразия, я не читаю книжек по фотографии, никаких сайтов, никакой литературы, ничего. Может оно и к лучшему. Чаще тяга к путешествиям продиктована желанием поиска новых сюжетов. У меня, скорее, обратная зависимость. А фотография, как ни парадоксально, пришла из джиперского движения. Когда в 94-м году был создан клуб, его нужно было как-то пиарить. Поэтому, недолго думая, я пошёл в магазин, купил плёночный фотоаппарат RICCA, сейчас он, кстати, лежит на дне Белого моря, и начал снимать. В процессе съёмки соревнований иногда получалось, по каким-то причинам сделать, либо закат, либо туман какой-то на озере, либо ещё что-то.
 

Как Вы можете описать свой стиль фотографирования?

Практически, это можно назвать социалистический реализм: что увидел, то и постарался передать. Задача не нарисовать, то, что тебе хотелось бы, чтобы было, а постараться воссоздать ту картину, то состояние природы, которое торкнуло тебя самого и заставило взять в руки фотоаппарат. Чаще всего это не удаётся сделать в полном объёме, но задача постараться максимально к этому приблизиться. В смысле как оптический инструмент, глаз, конечно, куда более совершенен, чем самые современные камеры. И воссоздать картинку, которую увидел твой глаз и вызвал в тебе чувство, – непростая задача. Тут я не стесняюсь никаких технических средств, если мне хватает знаний и навыков их применять, задача по-прежнему одна и та же — постараться показать зрителю то, что я видел сам, не приукрашивая.


Каких принципов Вы придерживаетесь в жизни? Или Вы играете не по правилам?

Я бы даже не сказал, что это прям какие-то принципы. Во-первых, не хочется делать ничего такого, что не нравится. Мне кажется, это свойственно любому человеку, поэтому дела, которые мне не очень нравятся, а их надо делать, я всегда откладываю, а потом приходится делать всё бегом. Не самое лучшее качество. Поэтому, я, конечно, люблю получать от жизни удовольствие и стараюсь выстраивать свою жизнь таким образом, чтобы именно таким образом она и складывалась. Общаться с людьми, которые мне интересны, ездить туда, куда мне нравится, где красиво. В отношениях с людьми — это открытость. Если брать в отношении управления автомобилем, то это: первое — безопасность, второе — предупредительное отношение к остальным участникам движения, и третье — это комфортная езда для водителя, пассажиров и здоровье самого автомобиля. Далее я не забываю о дидактических принципах в процессе обучения, это доступность и постепенность. Один из принципов отношения к жизни, что если ты чем-то занимаешься, то нельзя останавливаться, сказав при этом: да, я это умею, я научился это делать. Нельзя научиться водить автомобиль совершенно, нельзя научиться фотографировать совершенно или же организовывать соревнование. Всегда есть куда расти, и к чему стремиться.

Поделитесь с нами новыми планами на будущее?

Основные планы связаны с путешествиями. По-прежнему есть надежда, что когда-нибудь удастся поднять «Ладогу» на следующую ступень. Пока так не получается, потому что ещё мешает гримаса советской действительности.

Нет идеи написать книгу? О путешествиях, о трофи, о жизни?

Я открою секрет, сейчас, в принципе, готовится книга. Правда, не моими стараниями. Готовится книга по «Ладоге», точнее это красочный альбом, но с историей. Когда явится, не знаю. Но то, что работа над ним идёт полным ходом, это, безусловно. Если книга и появится в ближайшее время, то, скорее всего, я буду работать над тем, чтобы появились альбомы с фотографиями. Главное хорошо её проиллюстрировать. Это такой большой труд, а я такой ленивый.

Российское трофи-движение, клубы, соревнования — это, конечно, всё очень интересно, но в процессе беседы нам стало любопытно, а что сами трофисты думают друг о друге и что могут поведать интересного о своих товарищах по бездорожью.
Вот мы и попросили Юрия рассказать нам о своих коллегах-друзьях. Самую малость. Самое, на его взгляд, интересное, о тех людях, с которыми когда-то его свела судьба под названием «офф-роуд», в числе которых Александр Трушников (Сан Саныч), Анатолий Викторов (в быту «ТурбоДед»), Евгений Шаталов и Олег Майоров.

Сан Саныч

Заслуга Саныча, на мой взгляд, это, конечно, консолидация джиперского движения. Прежде всего, его усилиями была сформирована самостоятельная дисциплина, вошедшая в РАФ. Саныч стал, к сожалению, разменной монетой, потому что в разгар политических игр его оттуда погнали. Я там сильно не задержался, после того, как он ушёл.

На мой взгляд, Саныч как не умел ездить на полном приводе, так и не умеет. Нет, он стал лучше, конечно, кататься, но он очень горячий водитель. Теоретических знаний много, а вот с характером его никак ничего не сделаешь, но с моей точки зрения, горячая езда, она никогда не добавляла в плане качества этой езды.

Ему вечно интересно что-то новое. В частности, последние годы он занимается проведением трансконтинентальных экспедиций. 

Турбодед

Человек с характером, которого хватит на всех джиперов страны советов на всех вместе взятых. Настолько железный характер. До мозга советский человек, в хорошем смысле этого слова. Никогда никого в беде не бросит. Для него не было никогда безвыходных ситуаций, у него никогда  не опускались руки. Деду в декабре исполнится 75 лет. Где найти человека, который больше 50 лет только в автоспорте. За рулём и того больше. Ещё пару лет назад он попадал в призына этапах кубка России по ралли-рейдам, а это всё-таки совсем не трофи. Там другие физические нагрузки. В национальном классе, это человек-УАЗ. Он на других машинах вообще никогда не катался. Хвостит, частит, почём зря, но, тем не менее, продолжает кататься на УАЗе. Патриот. Человек, который переживает за подрастающее поколение. Из-за баранки его достать очень сложно, даже в «никаком» состоянии, он не всем готов уступить баранку.

Благодаря его финансовой и всяческой другой поддержке, его внук стал одним из известнейших и сильнейших мотокроссменов России. Человек до сих пор бизнесом занимается. Это позволяет ему самому участвовать в соревнованиях и поддерживать своего внука.

Если построить в ряд всех кого я знаю, всех подписать словом Мужик и букву М сделать адекватного размера, то у Деда она будет самая большая. Рядом с ним никто стоять не будет. Дед в каком-то смысле совершенно уникальный человек.

Шаталов

Женьку я знаю заметно хуже, но достаточно давно. Он приезжал ещё на третью «Ладогу». При этом у них там поездка получилась забавная, выезжали они двумя УАЗиками, но в итоге один УАЗик нашёл бетонный блок, в общем, в итоге приехали на «Ладогу» только одним экипажем.

Он опять-таки был среди функционеров и активных членов АТК (Ассоциация трофи-клубов) и проводил этапы чемпионата страны у себя в Челябинске. По жизни мы не так часто пересекались, поэтому реального про него я ничего сказать не могу. Знаю только, что если вот нужна какая-то карта по всей России, а то и за её пределами, можно к Женьке обращаться, потому что  практически весь картографический материал у него можно найти.

Очень много путешествует. Торгует УАЗиками, но сам, в отличие от Деда, на УАЗике не катается. Поехал он как-то на «Патриоте» в Монголию, всё закончилось тем, что «Патриот» там, так сказать, остался без обоих мостов посреди Монголии, и Женька уже решал вопрос с доставкой туда каких-то запчастей, чтобы демонтировать эти мосты. Человек, который не боится никаких ситуаций и всё время путешествует.

Майоров

С Олегом нас объединяет то, что он профессиональный военный. Я не профессиональный, но в армии я тоже служил, 14 лет по-моему там пробыл, спортом занимался. В нём очень развита, на мой взгляд, предпринимательская жилка. Если память мне не изменяет, он чуть ли там ни компьютерной техникой торговал когда-то. А в джиперском движении он создал сточки зрения  бизнеса наиболее работоспособный клуб, который помимо организации соревнований оказался коммерчески успешен и позволил ему там как-то развиваться. Тоже очень много путешествует с участниками своего же клуба, там и Северный Урал, и Полярный Урал, и в Монголию он катался, и в Казахстан. Как водитель всегда страшно боялся ездить со мной. А я, в свою очередь, очень боялся с Дедом кататься, потому что с ним кататься, ой, как не просто.


Краткая биография:

Юрий Овчинников родился 5 февраля 1957 года, учился в физматшколе. Окончил институт физкультуры им. Лесгафта. 14 лет служил в армии, где занимался спортивным ориентированием. Затем работал картографом. В 1992 году прошел отбор для участия в Camel Trophy.

Работа: по завершении спортивной карьеры, трудился в картографическом кооперативе «Карта» (ныне — АО Карта).

Кроме непосредственного участия в 1992 в Camel Trophy в Гайане, еще единственным из россиян три года работал в команде организаторов по подготовке SpecialTasks.

Практически сразу после выступления в Гайане приобщился к офф-роудному движению: прокладывал трассы для внедорожного туризма, создавал трассы для джиперских «покатушек» в Звенигороде, Крылатском, Санкт-Петербурге.

Активно участвовал в национальных отборах Camel Trophy и тренировках будущих участников.

С 1996 года возглавляет Санкт-Петербургский Офф-роуд Клуб — организатора крупнейшего в мире на сегодняшний день соревнования на бездорожье — трофи-рейда «Ладога».

Единственный в России сертифицированный инструктор Porsche.

Действительный член Русского Географического Общества

Семья: три сына.

Увлечения: последние годы увлекается пейзажной фотографией. Проводил персональные выставки. Хорошо представлен по этой части в Интернете: www.yurioff.35photo.ru

Регулярно катается в фото-путешествия: Кольский п-ов, Байкал, Алтай, Монголия...

Из иных интересов: настольный теннис, сноуборд, велосипед, преферанс, кальян, красное сухое вино, баня, управление автомобилем по льду и снегу, деревенский дом на Вепсской возвышенности.

Достижения:

Один из основателей российского трофи-движения.

Мастер спорта СССР (1977),

многократный чемпион Ленинграда по спортивному ориентированию в личном первенстве и в эстафетах,

чемпион России среди юниоров,

победитель чемпионата Вооруженных Сил СССР в эстафетах и призер в личном первенстве,

один из лучших в СССР составителей спортивных карт.

участник Camel Trophy,

организатор трофи-рейда «Ладога» и других соревнований, проводимых клубом,

организатор трофи-проектов «Экспедиция», «Тянь-Шань – 2005»,

в настоящее время — директор клуба Off-Road & 4x4 Сlub.

ПОДЕЛИТЬСЯ: