ruende

Путешествия

Экспедиции • Пробеги

На велике через всю Японию

18 октября. Подводный переход с Хонсю на Кюсю

Взгляду открылось трогательное зрелище: в трех километрах, через пролив был виден Кюсю — последний остров. Вот инструкция гугла как на него перебраться: Take the elevator down - Take the pedestrian tunnel — Go down the hallway — Take the elevator up.

Но еще до того как я спущусь в подземный (подводный) переход, снаружи стоит интересный экспонат: копии пушек середины 19-го века, которые японский клан Choshu-han использовал, чтобы отвечать огню американского, британского и английского и голландского флотов, атаковавших порт Симоносеки.
Тоннель протяженностью в километр пользуется популярностью у совершающих пробежки. Они просто бегают по нему туда-сюда.

Я прошел молча, в тишине, как и все, поднялся наверх следуя указаниям гугла и вышел, так как мы выходим из подъезда дома, из лифта. Остановился, осмотрелся. Из соседего лифта вышел другой велосипедист, сел и поехал. А я стоял. В кадр попали сразу все символы Японии: море, острова, ворота и автомат с кока-колой. Сухогрузное судно проходило как раз там, где минуту назад проходил я, только парой сотен метров ниже, под водой. Я на Кюсю, спустя два с половиной месяца. Ни музыки, ни встречающих, только маленький фейрверк внутри. Пойду отпраздную — закажу с двойным сыром в McDonald’s.

17 октября. Из Такаямы в Гифу через деревню Ширакаваго

Анбер с Майком собрались к девяти утра. Обычный их день начинается в двенадцать, но сегодня в школе устроили спортивное мероприятие и раздолбаям пришлось пораньше одеть маски школьных учителей. Я выехал вместе с ними, чтоб исследовать Такаяму.

В Японии не одно поселение с названием Такаяма, помимо города существует еще два села. Город Такаяма в котором меня ждал душ, теплая кровать и приятная молодая компания, имеет население 94К человек и находится в префектуре Гифу. Туда я спустился из Японских Альп. Город преимущественно одноэтажный, спокойный и называется в народе Little Kyoto, вероятно из-за района старого города, в котором сохранились постройки периода Эдо.

На тот момент у меня уже закралась личинка скептика по поводу "самых известных" "обязательно сходите!" японских мест. Старый город в Такаяме превратил личинку в рогатого жука.

Читатель, взглянув на фотографии, назовет меня занудой. Действительно, что тут может не нравится? Смотря на эти фото вашими глазами сейчас, я соглашусь. И не стану говорить что, специально выискивал моменты, когда очередной десант тур автобуса скроется за поворотом. В Японии множество мест, где можно наблюдать постройки в этом стиле только без бродящей туристической массы и звона монет в сувенирных лавках.

Но вот вам мои соображения. Если вы ищете способ заработка, откройте в своем городе достопримечательность. Найдите избу, посадите туда пожилую семейную пару. Баба пусть завывает позадорней, кидая в печь свежие слепленные баранки, а дед с густой бородой вырубает топором балалайку из березового палена. Второй этап — объявить об этом миру. Современный турист чаще пользуется интернет-гидами типа lonely planet или черпает информацию с тематических порталов. Внесите в эти гайдбуки свою достопримечательность, кое-где придется заплатить, но поверьте, дело того стоит. Можно заказать пару статей в блогах. С бумажными изданиями все обстоит сложнее, но и они скоро вымрут под натиском 21-го века, так что оставьте их.

Итак, ваша достопримечательность обозначена в гайдбуке, как чудом уцелевший оазис древней Руси в Татарстане (на Камчатке, в Приморье, Карелии — где угодно). В это время где-то в далекой Англии, сэр Гариссон, планируя со своей пассией отпуск в России, обращается к одному из популярных интернет-порталов и натыкается на ваш цветок в каменных джунглях.

— Посмотри-ка, тут можно купить настоящие русские баранки, которые выпекают прямо при тебе русская деревенская женщина. (разве не правда?)
Адрес чуда заносится в блокнот, и пока Гариссон катит саквояж по неровному асфальту вашего города в поисках гостиницы, нужно сделать еще несколько приготовлений, дабы сорвать купон. Итак изба во всей красе, выполнена по всем правилам русского стиля. По левую руку от бабы вся стена в гвоздях, на них подвешены бусы из готовых баранок. По правую руку деда стенд с балалайками, Что еще надо? Поступитесь своим представлением об эстетике и стиле, поставьте у входа в избу здоровенный рожок мороженого из папье-маше. Что еще? Водку, брелки с избой, брелки с дедом, бабой, баранками, печкой, открытки, футболки — все это продается с огромной наценкой и приносит навар. Гариссон, набравшись впечатлений, затарившись “особыми баранками” для родных и друзей, не прочь будет присесть на лавочку в теньке и скушать мороженку. И кому какое дело для подлинности вашей избы? Фотки классные есть, сувениры есть, атмосфера получена.

Конечно, в сказанном мной полно сарказма и не все так гладко, но общее направление такое. Если вы поедете в Японию с целью вкусить архитектуры Эдо, прочувствовать атмосферу, то отправляйтесь в город Hagi префектуры Ямагучи или сверните с основной дороги по пути в Гифу, Нагою, где-то в районе неизвестного Mino, Seki.

Закончив изливать желчь на сегодня, расскажу вам немного про Такаяму. Район очень красив и имеет несколько интересных аттракций.
По большому счету здесь можно бесплатно поесть, дегустируя все от мисо-супа и солений до традиционных сладостей и сакэ. Последнего тут очень много, в районе есть три колоритные фабрики, которые его заготавливают. Делается это зимой на целый год. Сакэ бывает множество видов, и я даже напился с утра пораньше, из любопытства.

По дороге в Гифу есть еще одно интересное место. Деревня Ширакаваго (редактор подчеркивает слово и предлагает заменить на Шарикового… хаха). В общем Shirakawago — деревня в сердце горных массивов, с традиционными японскими крышами. Дорога к ней лежит вдоль не менее живописной реки Шокава. В Японии человек отлично уживается с природой и, несмотря на то, что вдоль реки проходит оживленная трасса, а по берегам расположены поселения, в реке стоит рыба, большая, мясистая. Летают орлы и цапли.

Путешествуя на велосипеде, можно стать свидетелем красивых природных явлений. Рано-рано тяжелый туман поднимается со склонов и копится в расщелине между гор. Ветер выдувает его к озеру и тот как большой змей плывет, постепенно поднимаясь вверх. В пять утра я проехал с ним наперегонки около десятка километров, потом наши пути разошлись.

16 октября. Судный день — день пластика или разделение мусора в Японии (архив)

В Японии не одно поселение с названием Такаяма, помимо города существует еще два села. Город Такаяма, в котором меня ждал душ, теплая кровать и приятная молодая компания, имеет население 94К человек и находится в префектуре Гифу. Туда я спустился из Японских Альп. Город преимущественно одноэтажный, спокойный и называется в народе "Little Kyoto", вероятно из-за района старого города, в котором сохранились постройки периода Эдо.

Амбер и Майк, как и многие англоязычные в Японии, работают учителями английского в местных школах. Вместе жили в Чикаго, вместе переехали в Японию, снимают двухэтажный домик у реки, на окраине города. Майк — диджей и в Такаяме, ему сильно не хватает "городской жизни". Мне удалось обменяться с ним лишь парой фраз, так как весь вечер он был занят подключением PlayStation к WiFi через ноутбук: напряженными красными глазами играл в маргалки с монитором. Амбер более общительная и страшная матершинница.

— Они так одеваются! Ты видел? Он че хренов рокер? Почему он ходит по улице как долбанная рок-звезда?— мы обсуждали с ней японскую моду.
Еще одной причиной ее недовольства был сложный способ разделения мусора в Японии и об этом я бы хотел рассказать подробней, начав издалека.

Территориальная проблема
Япония, имея схожее с Россией население, меньше ее по территории в 45 раз. Плотность населения в Японии в 40 раз превышает российскую. При таких неравных условиях по сравнению с Россией да и с европейскими странами, в общем-то рынок потребления в Японии в известной степени высок. Японцы не отказывают себе в том, к чему привыкли мы, как то: целлофановые пакеты, пластиковые упаковки, бумажные стаканчики, бумажные билеты, целлофановые упаковки, пластиковые ложки, картонные обертки, жестяные банки, батарейки и т.д, отдельным списком стоят чисто японские причуды и возникает вопрос:

Куда все это девать?
Ответ ищут. Ищут в разных направлениях: стали брать плату за пакеты в супермаркетах, чтобы люди их берегли, перерабатывают некоторые отходы для повторного использования, строят мусорные острова в конце концов. В заливе Токио таких несколько, есть также у берегов Осаки. Речь идет об искусственных островах из переработанного мусора прямо в море. Они обитаемы и имеют большое административное значение. На острове Огисима в Токио расположен металлургический комбинат. На Юменосима находятся теплицы, стадион и парк. Остров в Осакском заливе размещает международный аэропорт, но самый известный среди туристов — это Одайба в Токио с которого открывается прекрасный вид на залив и Радужный мост (raibow bridge), а также является популярным местом для свиданий.

Есть выход!
Еще одним грандиозным решением, отразившимся на быту каждой японской семьи, стало разделение мусора, по своей сложности не имеющее аналогов ни в одной стране мира. И если под европейской раковиной стоит две корзины: под органические и не органические отходы, то под японской раковиной не хватает места, чтобы разместить там требуемые мусорки. Каждая префектура сама выбирает политику разделения, но в среднем это выглядит так:
1. Пластиковые бутылки.
2. Целлофановые пакеты, пластиковые упаковки, крышки
3. Жестяные банки
4. Сжигаемый мусор (органические отходы, бумага проста)
5. Картон
В общем, то, что в Европе разделяется на улице в большие баки, оставляя ленивому возможность “не морочится” и скинуть все одной кучей, в Японии каждая семья разделяет дома.
Теперь о правилах "выкидывания".
1. Пластиковые бутылки должны быть вымыты и высушены
2. Этикетку срываем выкидываем к целлофану
3. Крышки от бутылок летят туда-же (к целлофану)
4. Картонные коробки от молока, сока- разрезаются до формата A4 (или какой там из них получается?), моется и сушится
5. Лишнем сказать, но не забудьте вылить содержимое из всех банок, бутылок и т.д.

Что делать дальше?
На холодильнике висит календарь с рисунками и значками, предоставляемый муниципальной службой. Скажем, понедельник — день картона. Можно наблюдать на улицах, у входных дверей связки, издалека похожие на стопки журналов, — это образцово утилизированные картонные пакеты. Среда — день стекла и т.д., каждый день имеет свою тематику в мусорном плане, если по какой-то причине ваш календарь пришел в негодность, выгляните в окно, посмотрите, что лежит у соседской двери.
В некоторых префектурах пакет с мусором нужно подписать своим именем и указать адрес. Это делает последний этап особенно напряженным.
Судный день — Проверка
Мусоровоз подъезжает рано утром, и работник проверяет пакет. Если будут найдены недочеты, пластиковая бутылка в пакете с обычным пластиком, крышка в пакете со сжигаемым мусором и т.д., на ваш пакет будет наклеена красная наклейка с коротким пояснением, и он останется лежать подписанный вашим именем под дверью у подъезда. Ожидается, что вы возьмете пакет, отнесете домой для исправления ошибки и сохраните до следующей недели. Это и было причиной негодования Амбер, выраженного коротким повествованием на 50% процентов состоящем из "fuck" и "fucking".
— Я в пятый раз приношу пакет в школу и показываю своему руководителю. Бутылки помыты, нет кожуры от банана, крышки сняты, что не так? Тот читает послание на красной наклейке.
— Ты плохо помыла бутылки, они хотят, чтобы ты помыла их снова.

Забудьте про вынос старой кровати и тумбочки к мусорному баку — вам придется вызвать службу, которая за определенную плату заберет их из вашей квартире. Звание "города с самой сложной системой разделения мусора" завоевал город Numazu — даже пакеты для мусора должны быть специальные с гербом префектуры. В Токио население игнорирует правила, поэтому система разделения там почти отсутствует, за исключением базовой.
Заключение
Феноменом является то, что при полном отсутствии мусорных баков, на улицах японских городов чисто. Баков нет и на транспортных станциях, автобусных остановках. Зато есть в продовольственных магазинах, но на них висит наклейка "Стоп! Не для домашнего мусора" — единственный вариант, если вы купили на улице банку с напитком или мороженное — скушать его там же у магазина, или нести до следующего.

15 октября. По островам внутреннего моря

В полчетвертого утра сквозь сон слышу шипящий звук, поднимаю голову. Головка поливалки, управляемая исправным механизмом, медленно поворачивается в мою сторону, из нее бьет четырехметровая струя, вряд ли теплой воды. Не знаю, откуда во мне столько прыткости в это время суток, но я успел выбраться из спального мешка, достать из пакета тент, расстегнуть молнию входа, выскочить наружу и прикрыть зону поражения.

Через мосты и каждый из островов проходит велосипедная дорожка длиной в два дня. На рассвете море между россыпью островов выглядит как застывшая, окаменелая масса. Еще холодное, не прогретое.

Я перебрался через ограждение набережной до заката, чтобы поставить палатку. На каменистом пляже нашел место не видное с берега и сел за книгу у стены, жду пока стемнеет. У меня закрались некоторые сомнения, отчетливая граница между темной (как морские водоросли) и серой частью стены подсказывали, что когда начнется прилив, вода дойдет мне до уха (левого или правого зависит от того, на какой бок лягу). Перелез обратно искать другое место. Проезжая мимо автосервиса, решил заехать, чтобы смазать скрипящую цепь.

Старый механик протянул мне баллончик с маслом на мою просьбу “Oil”, сопровождаемую жестом, указывающим на цепь. Потом посмотрел на меня и предложил “Beer”, показывая, как хлещет его, запрокинув голову.

После второго Асахи мы пошли за едой в магазин, а после третьей меня отправили спать в кабинет начальника на втором этаже. В восемь утра оба механика уже работали. Домой они так и не пошли.
— Почему вы не пошли домой?
Старик показал мне вчерашний жест: мол выпили мы вчера, за руль не сядешь, остались здесь.

15 октября. Продолжение. По побережью Сикоки

Я нашел детей Йоши очень забавными, за ужином старшая пихала пацану в лицо игрушку с нескрываемым злорадством. Такое детское, не завуалированное, не заросшее социальными повадками проявление ревности и зависти — чудо. Потом она устроила истерику, что малой взял ее машинки, собрала их в кучу и, отвернувшись от нас, стала играть в углу. Родители мало реагируют на это и, на мой взгляд, в целом ведут себя правильно, не сюсюкаются и не реагируют на капризы.

— Келли, как ты относишься к детям?
— О, я их обожаю.
— Но ты же каждый день принимаешь роды, они тебе не надоели? То есть я имею в виду, для тебя это работа.
— Нет, я люблю младенцев.

Как по мне, так подростки намного интересней — с ними хоть поговорить можно, и нужно уметь себя поставить. Есть в Израиле один проект, называется Перах. За определенную плату (которая идет на учебу) студентов распределяют в семьи, где есть дети, которым по той или иной причине не оказывается должного внимания. Я год был “большим братом” десятилетнего пацана, одного из тройни близнецов — два мальчика и девочка. У девочки был синдром дауна, поэтому родители большую часть времени посвящали ей. 
— Завтра я собираюсь в Фукуоку, но сначала заеду в Хиросиму. — Келли прочитала какую-то книгу в детстве, про девочку из Хиросимы, которая болела белокровием после взрыва и в итоге умерла. Пока ее пытались вылечить, она делала бумажных лебедей.
Я правда надеюсь, что Акина не готовит так каждый день. Сегодня я мою посуду, а Келли вытирает.
— Разве не должна женщина мыть посуду?— пытаюсь задеть ее англоязычный феминизм.

Ночью в гостинице был только один свободный номер, который мы раздели с ней. Когдая проснулся, она уже собиралась, утренний Bullet Train довезет ее до Фукуоки к тому времени, как я закончу пить утренний кофе, мне туда ехать две недели. Ушло целый час, чтобы собрать себя к выходу. Через дорогу под звук светофора захожу попрощаться с Йоши (до утреннего кофе). Есть какое-то особое ощущение, когда после пары дней в городе садишься на велосипед, я получаю от этого кайф. Дорога и виды, которые постоянно меняются, стали для меня постоянным, не сказать, домом. Я знаю весь ассортимент дорожных магазинов. В 7&Eleven продается мороженное в тонком блинчике, а в Lowson в настоящем вафельном стаканчике покрытый шоколадом, знаю, где можно подзарядить батарейки, и как объезжать красный светофор, чтоб не терять скорости. Все привычно, так же выключатель света в туалете, по которому лупишь не глядя. Опять скрепит потертое седло.

Утренний кофе был в десять. От Келли пришло сообщение теплого содержания, а еще ей понравилось в Хиросиме, понравился парк и музей. В этот день я проехал 152 километра и провел последнюю ночь на Сикоку, на поле для гольфа.
На утро меня ждал самый захватывающий участок моего маршрута — мост Shimanami Kaido, объединяющий семь островов во внутреннем Японском море и являющийся единственным мостом между Сикоку и Хонсю, разрешенным для велосипеда.

13 октября. Такаматсу. Келли. Зеленый светофор

Среди повседневных звуков в доме Йоши есть один, который не утихает ни днем ни ночью. Это динамик светофора напротив входной двери, каждый раз когда горит зеленый. Он смешан со звуками утренних копошений, когда четырехлетнюю Аи собирают в детский сад, когда отец, вернувшись с дежурства на пожарной станции, развешивает белье, он же разбавляет звуки семейного общения за ужином, когда в сборе вся семья — родители и двое детей. Сегодня они принимают двух гостей меня и девушку из Австралии.

— Могу я чем-нибудь помочь?— спрашиваю жену Акину, она готови ужин. Акина смотрит по сторонам, на большую лобу, на нерезанного сырого желтохвоста, что там еще было…
— Поиграй, пожалуйста, с ребенком. — он тут же на полу сидит, возится с какой-то игрушкой. Мне стало смешно, с каких пор мне доверяют детей…
Девушка из Австралии еще не приехала. Йоши как раз пошел ее встречать. Мне кажется, я не был в компании людей целую вечность. Когда это было? Последний раз в Осаке, пять дней назад. Не понимаю, что сложного в маленьких детях — они такие же как и взрослые, покажи им что-то новое, чего они не видели, и они в полном внимании. Беру пластмассовую игрушку, что-то неопределенное, для двухлетних, верчу ее на полу — улыбается, повертел в пятый раз — перестал улыбаться.

Звук светофора на этот раз вернул Йоши, а с ним австралийку. Я сижу на ступеньках, тех, что на второй этаж.
— Привет, я Келли… Ты говоришь на английском?
— Привет, я Илья, давай помогу тебе с сумками.
— О, нет, спасибо, они не тяжелые. — все эти англоязычные девушки такие самостоятельные.
Ужин готов. Если она готовит так каждый день, то у нее нет жизни. Келли ест вилкой —"Сколько не училась, никак". А училась она много. Объездила уже 60 стран по всему миру, что не спрошу — везде была.
— А в России?
— В России нет. Виза стоит 300$ (бог ты мой).
— Кем ты работаешь?
— Midwife.
— Кем, кем?
— Да, это странное слово. Значит "акушерка". — Наверное, просто старое английское.

Еда готовится в электрической сковороде, прямо на столе — еще одна идея, которую я увезу с собой домой.
Йоши парой слов описал завтрашний день. Храм, замок, замок, храм. Келли что-то предложила взамен — мне пофиг, я уже порядком устал от Японии, писать не хочется. Кому покажется, что у меня плохое настроение — это не так, просто туризм превратился в будни. Детей проще удивить, чем взрослых, кстати, о “покажи новое”. Соглашаюсь с Келли. Завтра мы едем в самый популярный на Сикоку храм Kompirasan в городе Kotohira. К нему ведут 1368 ступенек — пусть так.
Мы слишком заговорились, даже не сразу поблагодарили за ужин — а он был вкусный, очень.
— Как был ужин? — спрашивает Акина (черт как неудобно).
— Супер, очень вкусный!
А ночуем мы сегодня в гостинице, на правах каучсерферов. Систему до конца не понял, но сначала Йоши сказал, что его жена ей управляет.
— А что за гостиница?
— Отодвинь шторку — через дорогу белая гостиница.
— Отличная работа: шторку отодвинул, проверил как дела. — Шутки, шутки.

В гостинице Йоши указал на пожилого мужчину за приемной стойкой.
— Это мой отец.
Мы получили комнаты. Я — 512-й, Келли — 612-й. И снова прокол… Йоши шепотом прервал нашу беседу.
— Спасибо, пожалуйста, скажите ему “спасибо”.
— Спасибо!
— Спасибо! — как неудобно.

...
— Может, кофе попьем? — мы сидим у меня в номере уже часа два. Кофе нет, есть чайный пакетик. Разговор более или менее начинает упорядочиваться, до этого был просто набор тем в разброс, все что-то около путешествий, немного про Израиль, немного про Австралию, акушеры, велосипедные приключения, отношения. Может, бывало у вас, когда времени мало, а поговорить хочется о многом. В два часа ночи расползлись.
8:45 — ни раньше ни позже. Маленькая ушла в детский сад, в четыре нужно ее забрать.
— Сначала мы пойдем позавтракаем.
Все японские города чем-то славятся. Гифу, например, своей чистой водой, кто-то самой низкой температурой, а Такаматсу лапшой Sanuki Udon. Мы едим ее на завтрак. Чем мне нравится коучсерфинг — тем, что нас берут не в туристическое место с красивой вывеской и дорогой (такой-же) лапшой, а в самую обычную столовку, одну из многих, затерявшихся в переулках Такаматсу. 150 йен порция. Дед сидит на фанере, обклеенной клеенкой, читает газету. Во мне просыпается исследовательских дух. Беру потрепанную местную газету.
— Йоши, о чем тут пишут?— что-то отвлекло. Так я не узнал.

В общем, действует это так в столовках. На кухне лепят лапшу. Ты покупаешь, тебе кидают в миску моток (или горсть или пучек, может клубок?). Перекладываешь в дуршлаг, отмачиваешь ее в горячей воде, стряхиваешь, возвращаешь в миску. Посыпаешь нарезанным зеленым луком, кунжутом, наливаешь бульон из большого чана и возле деда на клеенке.
Келли дали пластмассовую вилку для детей — другой не нашлось.
На белом старом микроавтобусе мы поехали в Kotohira. На какой-то промежуточной вершине шло посвящение военных и играла традиционная музыка. Слышалось, как будто пьяный скрипач перепутал, где смычок, а где скрипка и поочередно водит то левой, то правой рукой. Как сопровождение к церемонии, звучит впечатляюще, но в целом я понял, что надо что-то придумывать. Путешествовать мне осталось немного — около трех недель. Пока Келли с Йоши совершали подъем до самой-самой вершины, я читал про Хиросиму и смотрел погоду на Окинаве. Если еще пару недель назад мне было не принципиально, доеду я до Кагошимы (конец моего маршрута) или нет, то теперь я вдруг очень туда захотел. Думаю об этом уже давно и даже организую что-то по приезду. Уже есть вписка, даже две. Так что будет паРти.

— Как было?
— Ммм, было красиво.
Советую вам сюда съездить, тут правда красиво, я понимаю это, рассуждая объективно, субъективно же перестал все эти храмы воспринимать.
— Йоши, в Такаматсу есть хороший суши-бар?
— Суши-бар? Мммм, суши-бар?
— Да, суши-бар…
— Ммм, суши-бар?— в начале дня он еще не умел отвечать "Нет" и "я не знаю".

А дальше было круто. Есть тут рядом центр подготовки детей к разного рода катаклизмам и авариям. Обучают детей, что делать в случае пожара. В первой комнате, инструктор на японском что-то объясняет, дает нам в руки огнетушитель. На большом экране, прямо перед нами появляется домохозяйка, она готовит в масле картофельные чипсы. Зазвонил телефон, мы видим, как девушка увлеченно болтает с подружкой, на заднем плане (не в фокусе) начинает дымиться сковородка. Потом, уже крупным планом, она загорается, и мы должны поливать экран водой из огнетушителя, целясь в сковородку. Готово.

Следующая комната имитирует тайфун, до 30 метров в секунду. Надеваем очки, держась за перила. Нас закупоривают снаружи и понеслась. Из огромного вентилятора дует ветер, я вспоминаю Киото, циферблат показывает 5 метров в секунду — 10, 15, 20, 30. И это все? Пиии, зря деньги на гестхауз потратил. Но инструктор объясняет, что сейчас ветер дул в одну сторону, а при настоящем тайфуне — порывами в разные.
В обставленной кухне садимся за стол. За нами захлопывают калитку и удаляются на почтительное расстояние. Сейчас будет землетрясение — семь баллов. Одно имитировало то, что бывает под водой, второе — когда эпицентр прямо под тобой. Оба землетрясения в точности повторяли те, что имели место быть в Кобе в 1995 и еще где-то.

В последней комнате мы ползком в темноте искали выход из окутанного дымом коридора. А потом был красивый храм, один из тех, к которым до сих пор совершают паломничество пилигримы.
— Что настоящие?! — Спросите вы.
— Нет, на такси приезжают, разодетые под великих странников, поднимаются к храму, потом на такси едут к следующему храму, — чистая правда.
В четыре часа, я б даже сказал нуль-нуль, мы забрали Аи из садика. Какая она была модница можно посмотреть на фото. Это единая форма.
— Йоши, а в школах обновляют стиль время от времени? — Мы с Келли были впечатлены, форма правда интересная.
— Иногда, но лучше бы нет. Нет лишних денег новую покупать.
Келли чуть старше меня. Как странно, не сделал ни одной нормальной фотографии.
— Мечта? Нет, у меня нет мечты… Я путешествую по миру, о чем мне мечтать? — знаете, когда все темы уже изъедены, начинаются те из списка "101 тема для разговора".
Мы катаемся на велосипеде по набережной на закате.
— Нет, я не пойду с тобой смотреть магазины, я пойду поищу какой-нибудь клуб, посмотрим, как тут развлекаются.
— Ну да, тебе будет не интересно.

Мы договорились встретиться через два часа. За это время я обошел столько закоулков (без камеры). В городах я всегда пью пиво (писатель должен пить). Нашел какой-то клуб, на одной из главных улиц. Не то что я люблю клубы, но мне захотелось посмотреть, как тут отдыхают (надо в Токио сходить). Висит огромная вывеска, с изображением девушки с мерцающим неоновым бюстом.
Одет я прилично, побрит. На входе мужик с перевязанным горлом.
— Сорри, только для японцев.
— Это клуб?
— Стриптиз.
— А там что? — показываю на другой, через дорогу.
— Там тоже, только для японцев.
— Келли, меня не пустили в клуб, сказали, что только для японцев.
— Это дискриминация!
— А если бы я жил в Японии, мне бы и сходить некуда было?

Вечером нам опять готовят ужин. На этот раз мы не с пустыми руками, нашли в магазине импортированных товаров австралийского пива. Выпили одну.
— А эту я подарю отцу. — Йоши отставил австралийское и откупорил японское — тоже хорошее.
Пора закругляться. Продолжение следует…

Еще новости и статьи про Соболь 4x4

13.09.2019
 16271     

Автомобилистов подразнили прототипом нового ГАЗ «Соболь 4×4»

Торпедо от ГАЗели NN, светодиодная оптика, внедорожная резина и многое другое – таким увидели будущий «Соболь 4×4» посетители выставки «Комтранс 2019»…
15.08.2019
 25675     

«Карго-клипс» превратит грузовой фургон во все что угодно – от автодома до мастерской

Универсальная модульная система CargoClips за несколько минут превратит грузовой фургон в мастерскую, автодом, мобильный мото-гараж и многое другое, а то…
24.07.2019
 3999     

Конь-огонь

Стандартный ГАЗ «Соболь 4х4» прошёл маршрут Чемпионата России по спортивному туризму и преодолел препятствия Чемпионата Европы в рамках «Ладоги Трофи…
21.05.2019
 4936     

«Это не ГАЗель»: Третий СобольFest прошел под Тверью

18 и 19 мая в Тверской области состоялся весенний этап внедорожного фестиваляСобольFest. Владельцы полноприводных «Соболей» в третий раз собираются для…
01.04.2019
 5961     

Клуб «ГАЗ Соболь 4х4» расширяется

Клуб «ГАЗ Соболь 4х4» преобразуется в «Клуб ГАЗ 4х4» и начинает жить новой жизнью. Обновленный клуб ждет владельцев не только…
15.03.2019
 9800     

Как самому сделать бампер

Дмитрий Клюев рассказал, как они вдвоём с товарищем сами сделали стеклопластиковый бампер на ГАЗ «Соболь 4х4». Оказывается, это совсем не…
11.03.2019
 4682     

Алюляй поехал через всю страну

Любой владелец автомобиля ГАЗ «Соболь 4х4» и других ГАЗов вместе со своим автомобилем могут стать героями фильмов Олега Смирнова (Алюляя),…
08.03.2019
 4950     

Женщины в "Соболях"

Пользователи сетевого журнала "ГАЗ "Соболь 4х4" в ВКонтакте собрали из фотографий своих Любимых в своих любимых забавный клип "Ах, какая…

В комментариях запрещен мат.

Правила публикации комментариев

Комментарии для сайта Cackle

Ex-RoadMedia © 2012-    

Информационный портал обо всем, что связано с offroad, о внедорожной технике, спорте и приключениях.

Свидетельство о регистрации №ФС77-62527, выдано Роскомнадзором 27 июля 2015 года.

При использовании материалов указание источника портал Ex-Roadmedia и гиперссылка на
ex-roadmedia.ru обязательны.