ruende

Путешествия

Экспедиции • Пробеги

На велике через всю Японию

27 августа. Что-то изменилось, к лучшему, навсегда

Море, оно такое море. Чайки, рыбачки, шум волны и запах бриза. Кривенькие прибрежные домики в любой стране мира. Рыбачат тут так, чтоб наверняка. Каждый рыбак приносит удочек пять-шесть, втыкает их в песок стройным рядом и ждет в тени под зонтиком. А так… Море, песок, серебристые волны и запах ракушек. Я зашел поздороваться и поехал дальше. В горах, на четыреста метров выше шагающей по берегу чайки, находится озеро Kuttara.

К нему ведет узкая лесная дорога. На крутом подъеме между деревьев запутался туман и чем выше, тем гуще. Он словно бесконечная нить паутины скрепил каждый куст, каждый ствол в одну стену. На пути знак 7 градусов подъем. Я уже не еду на велике, а толкаю его перед собой. Туман скрывает от меня, сколько еще осталось. Это самое трудное во всех подъемах. У меня понятия нет, сколько осталось и насколько мой ускоренный шаг приблизит меня к цели.

Но вот проезжающая мимо машина тонет в асфальте и я понимаю, что пришел.
Горное озеро не похоже на другие. Оно, как сокровище здешних мест, оберегаемое самой природой вокруг него. Оно гладко, как будто уснуло среди гор и не знает, что я пришел.


Из-за тумана не виден противоположный берег, не видно и грани между небом и водой. Впечатление такое, будто отправившись по нему вплавь, я столкнусь со стеной как в Шоу Трумана. Лишь позже озеро заметило меня, дав знак всплеском рыбы.
Сегодня я опять сплю один на природе возле охотничьего домика. Я не люблю быть один. Больше всего, я осознаю это, когда садится солнце, и понимаю это сейчас, у молчаливого озера. Ночью я спал неспокойно. Меня больше не страшит медведь, но я опять положил рядом нож. Сначала поднялся ветер и разбудил озеро. Палатка сопротивлялась его натискам. Ветер принес с собой запах тухлых яиц, такой как бывает в горячих источниках. Потом пришли люди, и стали что-то делать в охотничьем домике. Мне приснилось, как кто-то идущий по берегу натыкается на палатку, он ухмыляется и, постояв в раздумьях, принимается открывать вход. Я лежу на животе, сжимая нож в руке, притих и жду, пока он приблизится. Но вот уже внутри, а я не могу пошевелится, тело не хочет двигаться. Так я проснулся.

Но утро приготовило мне совсем другое озеро. Маленькое и уютное, с легкой рябью. Я зашел искупаться, маленькие рыбки с любопытством подплыли к моим ногам. По безоблачному небу карабкалось солнце.
Новый подъем от озера привел меня к горячим источникам. Я оставил велосипед у обочины, а сам перелез через перегородку и стал карабкаться вверх, туда, где из вершины шел пар. Я поднимался сквозь низкий бамбук под ярким солнцем. Это напомнило мне детство на Сахалине. Именно такой картинкой оно осталось в памяти. Голубое небо, сопки и до белизны яркие блики на листьях бамбука. С вершины видно горячее озеро и маленьких людей. Я помахал им рукой. Последние два дня что-то поменяли внутри меня. В лучшую сторону. Навсегда.


“Gate to Success”, по которому я поднимался вчера, называется так не за свою сложность, а за то, что близок к Саппоро, настоящий Moster Gate — это перевал к озеру Toya, по которому я тащу велосипед на высоту 1000 метров. Это самая высокая вершина, на которую мне предстоит забраться на Хоккайдо.

26 августа. Разжиревший самурай снова в пути. Землетрясение

Сачи, очень миниатюрная, даже при моем метр семьдесят она кажется в два раза меньше. За исключением ухи, оба дня проведенных у Таро, готовит она, я только докупаю продукты в общую корзину.
— Ирья, как приготовить яйца? Сделать яичницу или сварить? — спросила она утром, я в это время писал пост.
— Как тебе по вкусу, ты лучший повар.
— О-о сенкью. — обычно человек, когда показывает на себя, тычет пальцем в грудь. Она показывает указательным пальцем на лицо. Иногда мне кажется, она хочет сказать, что ей что-то попало в глаз. Забавно.

Это мое последнее утро в Саппоро. В этом городе стоит пожить долго — но это уже другое путешествие, а сейчас пора ехать. Послышались тяжелые шаги по деревянной лестнице, из-за косяка показалось сонное лицо Таро. Он отоспался после ночной смены.
— Все, мужик, пора мне ехать.
— Да-да.
— Спасибо тебе за все, и будь на связи.
— Да-да-да. — он пожал мне руку и приобнял за плечо.


Мы вышли на улицу, там стоит большая коробка с велосипедом. Это Таро пришел заказ. Пришлось задержаться еще на полчасика — хотелось посмотреть.
Томо, парень Сачи, путешествует со старой японской камерой, снимающей на большие карточки. У него за три месяца набралось куча непроявленной пленки. Туда же вошла и моя фотография с велом.
Выезд из города проходит вяло. Сказывается моя расслабленность после длительного отдыха и духота. На улицах в центре города высокие каменные здания с разноцветными вывесками, по-прежнему мужчины в белых рубашках стоят на перекрестках. Девушки на серебристых велосипедах и непременно в легком шарфике, чтобы тот развивался на ветру. Из центра к окраине ведет велосипедная дорожка. Она проходит в тени леса, касается реки. В этот жаркий день тут бегают по пояс голые горожане от подростков до стариков. Объезжаю их, объезжаю группу ребят в бейсбольной форме возле поля, на переходе через дорогу равняюсь с девушкой. Она на велосипеде в шляпке, а в плетеной корзинке у нее белая пушистая собака. На выезде из города, в тени дерева стоит грузовичок, из переднего окна торчит нога, двое рабочих в спецодежде устроили фиесту. Все, город позади. Следующая цель — озеро Шикоцсу. Тот участок пути, который мне предстоит сегодня пройти, имеет непосредственное отношение к велосипедистам и называется не иначе как “Gateway to Success”— он имеет ряд крутых подъемов и спусков. Многие спортсмены-велосипедисты тренируются на нем.


Участок действительно сложный. Но спустя два часа подъема случается чудо. Проезжающий мимо фургон останавливается, и из него выходит какая-то женщина. Следом из другой двери — по-прежнему сонное лицо Таро.
— Охохо, как так?
— Мы с подругой решили съездить на озеро.
Они забрали с собой мои большие сумки и позволили мне налегке проверить свои силы на “Gateway to Success”. Должен сказать абсолютно честно, что велосипед промчал меня как боевой конь, с которого сняли узду и подковы и пустили в чисто поле.
— Запиши адрес моего веб-сайта. — мы прощались с Таро и его подругой, после того, как поужинали овощным супом и бутербродами с авокадо.


Ее зовут Хироми Накашима, на вопрос "фотограф ли она” ответила "э-э-э может быть". На сайте должны быть фотографии, еще не посмотрел. А еще она увлекается йогой. Они с Таро отлично смотрятся вместе. Они даже говорят похоже. Таро тоже никогда не говорит “нет”, он обычно э-экает, а потом говорит "может быть нет".
— Что значит, может быть нет? Нет или да?
— Э-э-э может да, может нет.
— Ок…


На озере в выходной день полно палаток. Кто-то семьями мирно раздувают угли, но есть и молодежь. В воздух выстрелила искрящаяся ракета и с хлопком разорвалась потом еще и еще. Отражение сверкающего круга вспыхнуло в глади озера. Сегодня здесь устроили фейерверк. Подъезжаю в темноте к свободному месту, чтоб поставить палатку.
— Тебе нужен фонарь? — мальчик держит в руках подвесной фонарик. Его родители увидели, что человек в темноте пытается разложить палатку, и послали его с фонарем.
— Да, спасибо. У меня снова улыбка на лице, уже который раз за день.


Ночью я проснулся от землетрясения. Ощутил его лежа на этой самой земле, которая ходила подо мной как стиральная машинка в режиме отжима. Не слышно ни одного испуганного крика, да и земля трясется бесшумно. Лишь японка в соседней палатке постанывает от удовольствия, как и ее парень. Кто-то вдалеке засмеялся, в другом конце послышался пьяный возглас, а старички тихо смотрят в воду. Такова японская повседневность.
В пять утра я искупался в озере. Таком чистом и гладком, что даже на глубине в два метра видно каждый камушек. Я выдохнул воздух и погрузился на дно. Оказался в полной тишине и невесомости, гармонии. Сегодня я увижу море.


24 августа. Беседы за ухой

— Мм, очень вкусно. — Тоши съел первую ложку и посмотрел на меня, произнося это. Я засомневался, просто ли это вежливость или ему действительно нравится. Бульон получился с полным вкусом, но я забыл добавить черный перец. Как это я забыл, они все готовят такие вкусные штуки с кучей приправ, а я забыл добавить в уху одну единственную.
— Спасибо. Это самый простой, рыбацкий суп, его делают обычно на природе, поэтому такой простой. Там еще две столовые ложки водки.
— Хаха, русские везде добавляют водку.

— Я не люблю водку.
— Да? А что ты любишь?
— Текилу. С солью и лимоном. Знаешь, так сыпишь соль на руку…
— Да-да-да, знаю. — он вытащил изо рта косточку и положил ее в кружку, потом достал китайские пельмени, купленные в магазине и пододвинул мне. Значит, точно не нравится, а может, просто в виде дополнительного блюда.
Со второго этажа спустился сонный Таро. Он работает в ночь, Тоши его коллега, они залезают на стены домов и проверяют, есть ли трещины. Такая работа есть, наверное, только в Японии. Из-за землетрясений здания требуют постоянной проверки.


— Русский суп. — Таро по-особенному относится ко всему русскому. Его бабушка — русская. Будучи молодой девушкой, приехала в Японию из России и познакомилась с его дедом.
— Таро, я уже собирался тебя будить.
Сегодня днем мы ездили на велосипеде в Moerenuma Park, на окраине города. Забирались на гору, с которой видно весь город. Жаль, погода была пасмурная. Я думал, будет дождь и поэтому остался еще на день, но было просто пасмурно. В парке летают стрекозы, тарахтя крыльями. Стрекоза на японском “томбо”. Я видел их после дождя, в лесу, над озером Katsurazawa, когда стоял на мосту прямо над ним. Они поднимались роем из дымящегося озера, набирая десятки метров высоты. А теперь они здесь в парке, все те же стрекозы.
Таро отхлебнул суп.
— Надо взять черный хлеб.
— Во сколько ты сегодня работаешь?
— В одиннадцать.


Обычно они работают днем, но сейчас их проект это ЖД станция Саппоро, и днем там слишком людно. Кстати, там мы и встретились, когда я ночевал на лавке возле станции.
В кухне, где мы едим стоя, притушен свет.

— Когда ты будешь в Хакодате?
— Не знаю, может через семь дней. Я немного задержался здесь, надо ехать быстрей.
— Можешь остаться тут.
— Да, было бы хорошо. Мне нравится Саппоро, тут жаркое лето и зима, что надо. Есть чем заняться круглый год. Сноуборд, снежный фестиваль.
— Да, тут классно. — Тоши — сноубордист в свои 45 лет, холостой, никогда не был женат. Хорошо знает английский потому, что прожил год в Англии. Он подумал немного.
— Тебе нужно найти японку, стоит попробовать.
— Хаха, да, но проблема в том, что я постоянно передвигаюсь, не застреваю на одном месте.
— Да, но, может, найдешь в дороге.
— Тоши, ты никогда не был женат?
— Нет.
— И как тебе? Ты не чувствуешь себя одиноко иногда? То есть, иногда ведь хочется идти домой, зная, что тебя там кто-то ждет…
Тоши задумался.
— Да, иногда мне одиноко… Но я не ищу специально. Я делаю так много других вещей: сноуборд, путешествия, фотография.. Это заменяет… Может, потом, когда я стану старым, мне будет очень одиноко, без семьи.


— Что это играет Таро?
— Это Pat Metheny.
— Красиво!
— Да.
— Как бы я хотел, вот так играть на гитаре. Просто сидишь себе и играешь из головы… Так же как человек записывает свои мысли буквами, также уметь воспроизвести это на каком-нибудь музыкальном инструменте.
— Да-да, это отлично…

— Это проблема, когда ты в отношениях, хочется свободы — делать, что хочешь, ни перед кем не отчитываясь. Я прожил с девушкой два года, и мне хватало этого. Но теперь иногда хочется постоянных отношений. Чтобы был человек, которому важнее других, что с тобой происходит.
— Да-да.. Не знаю. Это должно прийти. У меня была женщина, которая погибла в автокатастрофе, возвращаясь от меня к себе домой. С тех пор у меня не было долгих отношений. Секс, это другое. Я не испытываю желания.
— Как совсем?
— Нет, ну иногда испытываю, я все-таки мужчина, но редко. А девушка у тебя есть?
— Нет. Какая девушка бы меня отпустила вот так на три месяца где-то кататься на велосипеде?
Теперь я задумался.
— Мне нужно найти такую, с которой можно будет вместе сорваться куда-нибудь. Понимаешь о чем я? Как Сачи и Томо. Им классно, они вдвоем едут себе по Японии.
— Да- да, они крутые.
— А ты думаешь жениться?
— Не знаю. Заводить детей в любом случае уже поздно. Мне 45… Может, мне еще лет 15 осталось.
— В 60?
— Да, это примерная продолжительность жизни в Японии, 60-65.
— А что бы ты хотел, чтобы о тебе помнили?
— Что ты имеешь в виду?
— Ну, вот ты умрешь, ты хочешь, чтоб сказали “Тоши был…”
— Хм, хороший вопрос… Тоши был сноубордист. Старый сноубордист. — Он улыбнулся.

Сачи и Томо вернулись домой из города.
Теперь мы пьем белое вино. Утром я отправляюсь в дорогу снова. Самураи не любили подолгу оставаться в городе, считая, что это понижает их боевой дух и физическую силу.

24 августа. "Саппоро, я люблю тебя"

Где еще можно зайти в первый приглянувшийся бар и выпить пива с инженером города? Ладно бы по одному, но ведь он потом угостит тебя еще.

— Можно я задам тебе личный вопрос.
— Да.
— Почему ты сидишь тут один? Ведь сейчас уже поздно, а ты, судя по всему, пришел сюда после работы.
— О, как это сказать, у нас была встреча с коллегами в ресторане, было очень весело и, когда она закончилась, мне не захотелось идти домой. — увидев мой вопросительный взгляд он пояснил. — Иногда мне надо...
— Побыть одному, со своими мыслями.
— Да, я обычно хороший муж, люблю свою жену. Я, кстати, женился только год назад. — он улыбнулся. — Но сегодня хочу побыть один.

Мы сидели в баре на входе в район развлечений Саппоро Susukino — тут много баров, магазинчиков, игровых автоматов, а в двух минутах езды на велосипеде находится телевышка — “обязательное место” для всех туристов. Обычно эти туристы так заняты покупками брелочков и одежды, перекладывая и распределяя все по целлофановым пакетам, что совсем упускают из виду жизнь. Они не зайдут в парк. Все тот же парк, в котором утром сидел дедушка в чепчике и кормил голубей, теперь гуляет молодежь. Девушки в школьной форме едят мороженое и слушают выступление двух парней. Звук их голоса и гитар тонет в шуме струящегося фонтана. Сюда приходят японцы. Вообще этот город хоть и имеет много аттракций для туристов, сделан он больше для своих горожан. Я имею в виду, что нет этой поношенной праздничности, перегоревших неоновых ламп. Город живет, и тут есть чем заняться каждому. В музее Университета Хоккайдо, я встретил российского студента, которому показывали будущее место учебы. Счастливый ты человек, Коля!


Я рассказываю инженеру Тошия о своих впечатлениях, а он скромно кивает головой, мол, спасибо, нам приятно, мы старались.

Дальше разговор зашел о политике, и снова я услышал о плохом экономическом положении Японии.
— Это связано с Фукушимой?
— Нет, это началось лет десять назад. Китай и Корея имеют ряд сильных преимуществ…— и далее про недоверие к нынешнему премьер-министру, возможности досрочных выборов и то, что корейский хайтек лучше японского.
— Мне кажется, время Японии прошло. — такой фразой он подытожил наш разговор.

Мы просидели довольно долго, Тошия посмотрел на часы.
— Мне пора идти, а то жена… — он приставил ко лбу два указательных пальца, изображая черта, и сделал гримасу.

Я пошел домой, а в городе еще кипела жизнь. Первые два дня я провел у учительницы английского Алли, из Австралии, которую нашел через CS. Мы погуляли первый день вместе, но явно не сошлись характерами. На утро третьего дня газовая конфорка перестала работать, и она обвинила в этом меня. Пока я калякал очередную писанину в блог в 8 часов утра, на улице шел дождь. Она зашла в комнату и задала мне вопрос с начинкой:
— Где ты будешь спать этой ночью?
— Вообще планировал здесь, но если ты хочешь, я могу собраться и уйти сейчас.

К счастью, к моему прибытию в Саппоро, у меня было уже четыре телефона, по которым я мог позвонить и найти ночлег.

— Таро, это И(р)ья, I need help.
Через час мы встретились у телевизионной башни и со всеми моими скромными пожитками отправились к нему домой.

У него гостит еще одна пара из Токио. Его друзья. Они путешествуют на велосипеде третий месяц, а впереди еще два. Он — фотограф и веб-дизайнер, а она — медсестра.
Самое время сесть покушать.

Еще новости и статьи про Соболь 4x4

13.09.2019
 16271     

Автомобилистов подразнили прототипом нового ГАЗ «Соболь 4×4»

Торпедо от ГАЗели NN, светодиодная оптика, внедорожная резина и многое другое – таким увидели будущий «Соболь 4×4» посетители выставки «Комтранс 2019»…
15.08.2019
 25675     

«Карго-клипс» превратит грузовой фургон во все что угодно – от автодома до мастерской

Универсальная модульная система CargoClips за несколько минут превратит грузовой фургон в мастерскую, автодом, мобильный мото-гараж и многое другое, а то…
24.07.2019
 3999     

Конь-огонь

Стандартный ГАЗ «Соболь 4х4» прошёл маршрут Чемпионата России по спортивному туризму и преодолел препятствия Чемпионата Европы в рамках «Ладоги Трофи…
21.05.2019
 4936     

«Это не ГАЗель»: Третий СобольFest прошел под Тверью

18 и 19 мая в Тверской области состоялся весенний этап внедорожного фестиваляСобольFest. Владельцы полноприводных «Соболей» в третий раз собираются для…
01.04.2019
 5961     

Клуб «ГАЗ Соболь 4х4» расширяется

Клуб «ГАЗ Соболь 4х4» преобразуется в «Клуб ГАЗ 4х4» и начинает жить новой жизнью. Обновленный клуб ждет владельцев не только…
15.03.2019
 9800     

Как самому сделать бампер

Дмитрий Клюев рассказал, как они вдвоём с товарищем сами сделали стеклопластиковый бампер на ГАЗ «Соболь 4х4». Оказывается, это совсем не…
11.03.2019
 4682     

Алюляй поехал через всю страну

Любой владелец автомобиля ГАЗ «Соболь 4х4» и других ГАЗов вместе со своим автомобилем могут стать героями фильмов Олега Смирнова (Алюляя),…
08.03.2019
 4950     

Женщины в "Соболях"

Пользователи сетевого журнала "ГАЗ "Соболь 4х4" в ВКонтакте собрали из фотографий своих Любимых в своих любимых забавный клип "Ах, какая…

В комментариях запрещен мат.

Правила публикации комментариев

Комментарии для сайта Cackle

Ex-RoadMedia © 2012-    

Информационный портал обо всем, что связано с offroad, о внедорожной технике, спорте и приключениях.

Свидетельство о регистрации №ФС77-62527, выдано Роскомнадзором 27 июля 2015 года.

При использовании материалов указание источника портал Ex-Roadmedia и гиперссылка на
ex-roadmedia.ru обязательны.